Главная / выбор редакции / Армянский философ: Человек — клан, государство — полицейский

Армянский философ: Человек — клан, государство — полицейский

Турецкий экономист армянского происхождения Дарон Асемоглу (на фото), наряду с турецким писателем Орханом Памуком и главой МИД Ахмедом Давутоглу, считается одним из самых интеллектуальных людей Турции. Теории 43-летнего уроженца Стамбула, работающего в Технологическом институте Массачусетса, представил в Ереване на собрании «Малого совета» культуролог, философ Вардан Джалоян.

Он отметил, что Асемоглу продолжает развивать теории Дагласа Норти (Нобелевская премия в сфере экономики 1993 г.), согласно которым основную роль в развитии играют общественные институты, так как они «определяют структуру мотивов взаимодействия между людьми, в социальной или экономической сферах».

По словам Джалояна, теории Асемоглу невозможно понять и применить в армянском обществе, если не знать, какие институты, правила игры действуют в Армении. Философ предложил обратиться к примеру армянских сериалов, чтобы понять действующие в Армении «правила игры».

— Обычно армянские сериалы рассказывают о нескольких семьях и их взаимоотношениях. Это существенно — не взаимоотношения индивидуумов, а семей. Это значит, что индивидуум находится под строгим контролем семьи и не имеет более или менее стабильных связей вне ее. Из структур за пределами семьи представлено только государство — в образе полицейского, но и он «приватизирован», обслуживает интересы того или иного клана.

Драматический момент основан на своеобразной логике: все, что можно сделать в пользу другого, делается во вред семьи. Оказывать кому-то помощь означает навредить собственному клану. Даже нельзя быть справедливым, от этого веет предательством. Герои действуют по следующему принципу: стремись к максимальной выгоде для своего клана, исходя из того, что так действуют все.

Единственным действием в армянских сериалах, которое непременно совершается, — насилие. Самым крупным ресурсом насилия владеют олигархи, поэтому они являются главными героями сериалов. Для того, чтобы суметь навредить, необходимы криминальные наклонности, то есть олигархи — мафиози, лидеры криминальных кланов.

Это не значит, что все люди Армении согласны. В стране есть два крупных социальных института, два правила игры. Выбор политических, социальных и экономических институтов возможен. В качестве запрета в Армении отмечают отсутствие «демократической культуры» и низкий уровень благосостояния, в качестве стимулирующего фактора — «древность и цивилизованность народа».

Этот подход Асемоглу отрицает. По мнению экономиста, «перспектива демократии в России, в других бывший союзных республиках, а также на Ближнем Востоке, зависит от того, найдется ли тот свод политических институтов, который сможет контролировать уже власть имущих и предоставить возможность выражения различным группам, стать посредником между требованиями этих групп. Пример очень удачных демократий показывает, что создание таких политических институтов возможно». По мнению Асемоглу, это непростая задача, потому что неподконтрольны не только обычные исполнители, но также мэры и министры. Вернее, именно они наиболее неподконтрольны.

Политическая жизнь такой же спектакль, как и телесериал, в обоих случаях действуют одни и те же правила. Изменить политические структуры означает изменить сценарий политического спектакля, например, сценарий выборов.

Асемоглу известно, как его изменить, вероятно, поэтому в Армении стараются не говорить об этом.