Главная / Аналитика / Как потерю самоуправления связывают с пожаром в Хосровском заповеднике и нехваткой воды

Как потерю самоуправления связывают с пожаром в Хосровском заповеднике и нехваткой воды

Жителей общины Урцадзор неподалеку от Хосровского заповедника в Араратской области Армени не удивил визит журналистов: в эти дни они видели множество гостей из столицы, в том числе наших коллег. О пожаре они говорят неохотно. Как выяснилось, это одна из проблем урцадзорцев. Анализируя социальные, политические и экономические вопросы, почти все они приходят к заключению: села Армении потеряли самоуправление, что и является основной причиной трудностей.

Пожар в Хосровском заповеднике

К официальному следствию урцадзорцы относятся несерьезно. Многие говорят, что причиной пожара стали не природные явления: что-то в заповеднике сделали, но сообщать подробности люди не стали.

Собеседник лет 35-ти заметил: «Свалят вину на невиновного, но всем известно: верхи в курсе того, что творится в лесу».

По одной из версий, в заповеднике подожгли траву, машина для скашивания травы разогрелась, возникла искра и начался пожар. На вопрос «почему косят траву?», отвечают: для лошадей заповедника. Сельчанин добавил, что лошадей всего 7, чем рассмешил присутствовавших. Зачем в таком случае такое количество травы? Копна стоит от 1000 до 1400 драмов ($2-2.9). Рассказывать другие подробности местные не хотят, чтобы гости сами сопоставляли факты.

Число собеседников росло параллельно их доверию. Урцадзорцы начали жаловаться. По их словам, лесом они не пользуются – охота, естественно, запрещена, и даже мандак (овощная хризантема) не разрешают собирать.

«Представьте, сколько может собрать сельчанин, а они запрещают. Но сами неплохо пользуются лесом. Нам известно, что там охотятся, все знают, кто». Тем не менее, имен урцадзорцы не называют, говорят, что люди «из верхов». Один из собеседников упомянул о самом важном, о том, о чем в селе заговорили после пожара: «Если лес отдадут нам, мы за него грудью встанем. Мы и в этом году помогали тушить пожар, но не так, как, скажем, два года назад. Лес нам ничего не дает. Если его отдадут нам, мы будем заботиться о нем лучше, а пожары тушить своими силами и браконьеров не будет. Мы знакомы со всеми браконьерами, скажем и они больше не будут Но сейчас и лес отобрали, и воду, так ради кого мне это делать?».

Но и в этот раз люди помогали, чем могли, даже работали лучше полицейских и сотрудников МЧС.

Проблем множество: во-первых, отмечают собеседники, полицейские часто сачкуют, а МЧСники ни с территорией не были знакомы, ни с правилами поведения в подобных ситуациях.

«8 чиманцев [Чиман – прежнее название местности] работали за двадцатерых. А те не знали, что делать. Есть места, где пожар можно было погасить быстрее, но этого не сделали. Одним словом, не профессионалы», — рассказал собеседник. В селе уже закрепилось это мнение, людей ничто не переубедит. Местные рассказывают то, что «видели своими глазами».

«Короче говоря, основная часть Хосровского леса сгорела. Сердца нет, остались ноги», — заключил сельчанин.

Дефицит воды

Пожар вызывает беспокойство особенно с точки зрения нехватки воды. Через село протекает река Веди, откуда Урцадзор берет воду на полив садов и земельных участков. Лес не восстановят в ближайшее время, а он, как выражаются сельчане, обеспечивал влагу. Проблема воды – первоочередная для жителей общины: все разговоры о заповеднике сводились к ее нехватке.

В условиях засушливого лета воды не хватает, да и распределение производится неверно.

Нас останавливали на улице, жалуясь на то, что сады высыхают, поливать не удается даже приусадьбенные участки. Инвестируют они, скажем, в яблоневый сад, но из-за отсутствия воды урожая не имеют: «Земля сельчан не кормит».

один из приусадьбенных участков

Люди твердят в один голос, что распределяйся вода равномерно, всем бы удавалось «сводить концы с концами». За воду, говорят, идут войны, люди враждуют.

Вопрос «почему вода распределяется неравномерно» какое-то время оставался без ответа. Позже, однако, собеседники раскрылись.

«Короче говоря, сильный будет иметь воду, слабый – нет», — объяснил один из них.

Другой житель Урцадзора говорит конкретнее: вода селу не принадлежит, ответственные – в верхах. К примеру, «сильные» чиновники из областной администрации или другой госструктуры могут позвонить и распорядиться о том, чтобы вода досталась его родственнику. Поэтому кто-то поливает участок раз в 3 дня, а кому-то этого не удается и раз в 10 дней.

река Веди

И снова открывается тема потери самоуправления. Централизация в любой сфере приводит к серьезным проблемам. Сельчане уверены, что если им дадут право принятия решений, проблемы легко решатся. Раньше так и было: в более засушливые годы им удавалось договориться, обеспечить водой все участки.

«Они делают все, чтобы люди решили уехать. Сколько бы ты ни работал, результата нет, поэтому большинство жителей села уехало на заработки заграницу. Кому удается, увозят и семьи. Я и сам хочу уехать, чтобы дети росли в другом месте. Не подумайте, что я не патриот, но ничего другого не остается», — заключил урцадзорец.