Главная / Аналитика / Вот почему это не моя война… подборка из соцсетей

Вот почему это не моя война… подборка из соцсетей

Epress.am выделил некоторые записи из соцсетей (перевод с армянского):

— В этой сумасшедшей войне многие (в основном те, кто находится довольно далеко от линии соприкосновения) теряют свою человечность, воодушевляются фотографиями убитых солдат и распространяют их, считая количество смертей, подобно результату футбольного матча. В такой ситуации (речь в основном о людях, которые распространяют воинственные фотографии и записи, полные ненависти и национализма), остановитесь на минуту и осознайте, что отныне война для вас – не чисто самооборонительная стратегия или исключительная ситуация, (которой, как мы надеемся, вскоре наступит конец и жертв будет как можно меньше), а пробуждение закоренелой патриархальной, мачистской, властной, бесчеловечной алчности, жаждущей лишать жизней, завладеть большим, поглотить все вокруг и чувствовать при этом большую гордость. Войну (как всегда) подстрекают и играют в нее богатые белые люди у власти, а мы все – гражданские, солдаты, мужчины, женщины, пожилые и дети, вне зависимости от того, по какую сторону границы находимся — жертвы. Мне противно.

***

— Это не моя война, это война коррумпированной государственной машины. За политические победы, экономические победы. За влияние, силу, деньги. В хорошо прикрытой патриотической риторике. Мы с тобой получим лишь потерю невинных жизней. Обычные люди в войнах не побеждают. Вот почему это не моя война.

***

— Смерти, раненые, убитые и ставшие инвалидами дети-армяне и азербайджанцы (потеря живой силы! МО [Минобороны])… Что толкает обычного человека убивать себе подобного, убивать ребенка, похожего на своего? Государственные, военные институции, которые и тебя превращают в машину. Как руководящие этими машинами отдают приказ убивать? С целью сохранения власти и капитала. А их кто подстрекает, приказывает, диктует им? Руководители больших машин, ради сохранения большого капитала и маленьких машин, контроля и воспроизводства.

Но это все несущественно, сейчас не время для философских вопросов, сопливых сентиментов и бесплодных суждений. Сейчас мы должны сплотиться, как бараны, и неуклонно РАСПРОСТРАНЯТЬ ТОЛЬКО ОФИЦИАЛЬНУЮ ИНФОРМАЦИЮ (чтобы система вдруг не рухнула)

***

— Это предложение [пресс-секретаря Минобороны Армении] Арцруна Ованисяна уже, действительно, симптоматично: «хочу особо подчеркнуть четкое и взвешенное поведение армянских СМИ, когда отдельные средства массовой информации успешно обошли информационные ловушки противника, проявив трезвую, пронациональную и профессиональную позицию, это существенный прогресс на фоне предыдущих лет». Если поймете смысл выстраивания друг за другом эпитетов трезвый, пронациональный и профессиональный в связи с позицией, прошу и мне объяснить.

***

В чрезвычайных ситуациях армянские СМИ превращаются в Первый канал, второй, третий, четвертый, пятый… А партии в РПА1 [правящая Республиканская партия Армении], РПА2, РПА3. РПА4. РПА5… С чего бы это?

***

— Ух, мы убили 200 (!), ничего, что 18 наших погибло. Это ради Родины.

Пойдем, убьем всех. Выпьем их кровь или хоть чайку в Баку попьем. Мы правы, остальные ошибаются. Верьте нашим словам, другим – нет, распространяйте наши слова, не распространяйте слова других. Мы не нападаем, нападают на нас. Их сержик делает это ради удержания власти, наш – нет. Не желайте мира, вы прям патетичные трусы. Не желайте мира, потому что жажда крови не утоляется. Станьте жертвой мясорубки, в Фейсбуке непременно напишут da blagoslovit bog dushu tvoyu, а твоя смерть ни для кого не станет уроком.

Мы не будем стараться развиваться, чтобы предотвратить войну, мы потребуем больше крови. Наш солдат убьет их солдата, ух! Ну, и наши погибнут, война же, бог освятит их души… наверное. Нам и им будут продавать оружие, а потом прикажут «фас!». Но зловоние нам не мешает, нам скажут, что нужно больше крови. Мы согласимся и пожертвуем мясорубке своих детей. Это ради Родины.

***

— Как известно, существует лишь самооборона, государственная оборона – миф, Минобороны превратилось в пресс-службу, так называемый президент вообще не имеет отношения к этой ситуации, общество расплачивается за то, что стерпело 1 марта. Я сижу дома в тепле, а бабушка Ераник, потерявшая сына, спасшаяся из плена, сидит теперь в своем селе Варазабун и не знает, останется ли завтра в живых.

***

— Когда серж саргсян говорит о другом, никто не верит, а когда сообщает, что «на данный момент у нас 18 жертв и около 35 раненых, Вооруженные Силы Карабаха контролируют ситуацию», все, неизвестно, почему, верят. Будто это не тот же самый человек, и он никогда не врал, а внутри страны члены РПА никогда не убивали людей. Не говоря о том, что власти и международное сообщество на протяжении лет держат оба народа за дураков, не предоставляя должной информации об истинных причинах происходящего.

***

— Ребят, не верьте азербайджанским средствам массовой информации, верьте только армянским КГБшникам.

***

— Нельзя допускать, чтобы, пользуясь подобными ситуациями, государства переходили границы и злоупотребляли полномочиями.

В Армении, повторю, не объявлено военное и/или чрезвычайное положение, никакие права граждан не ограничены законом, в том числе – конституционное право на информацию.

Вместо того, чтобы клеймить предателями и другими эпитетами граждан, поднимающих вопрос прав, необходимо лишь понимать важность наличия в обществе таких граждан, не позволяющих государствам, пользуясь случаем, ограничивать свободы и права всех.

***

— Вы замечаете, как в такие дни брат Сашика Серж становится вам президентом.

***

— Когда некоторые территории были захвачены, официально нам об этом ничего не говорили. Чего мы еще не знаем?

— Номера воинских частей, движение войск, номера обуви командного состава, номера телефонов домочадцев и так далее.

— Ты и сам понимаешь, что мы говорим о разных вещах. Распространяйте статусы Арцруна [пресс-секретарь Минобороны Армении].

***

— Лучше всех мобилизацию проводит Серж

***

— Умри, я полюблю тебя,
умри, я дам тебе медаль.
Урми, я скажу «рожай еще и пусть будет мальчик, чтобы он вырос, ему исполнилось 18 и он стал солдатом, пошел и умер, а я бы сказала: молодец, молодец, молодец».
А что если тебе жить и не погибать, и я бы тебя не любил.
Пусть у меня тебя не будет, чтобы ты не погибал ради расхитителей государства.

Tekali Taxi