Главная / Аналитика / «Распрекрасная коррупционная система развалилась». Пашинян проанализировал разочарование

«Распрекрасная коррупционная система развалилась». Пашинян проанализировал разочарование

19 апреля премьер-министр Армении вышел в прямой эфир в Фейсбуке, чтобы поговорить о «бархате» революции и «бархатном» подходе революционной власти. В ходе получасового эфира Никол Пашинян говорил о старых кадрах, оставшихся в системе госуправления, об обещаниях революции «любви и солидарности», исключении вендетты и кадровой резни, установлении «испытательного срока» для представителей прежней власти и уже зримых последствиях «бархатного подхода». Революция, по словам премьер-министра, дала людям возможность измениться, и эта возможность должна была быть доступна всем: были и есть люди, воспользовавшиеся этой возможностью, и те, кто злоупотреблял этою. Последних, по мнению Пашиняна, «конечно, нужно вышвырнуть из системы государственного управления».

Но самой серьезной проблемой он считает мышление, которое в течение последних 25-30 лет укоренилось в различных слоях общества и привело к восприятию (и воспроизводству) реальности сквозь призму купли, продажи и дележки привилегий. В Армении глубоко засело «мафиозное мышление», добавил он, и проявляется оно в стремлении поделить Армению, какую-либо ее часть, сферу влияния, источник дохода, и в непрекращающейся гонке за привилегиями. И так как процесса дележки, предложение которой постоянно «витает в воздухе», не происходит, возникает большое недовольство: до тех пор, пока никто не получает своей доли, недовольство «распространяется молниеносно и повсюду».

«В глубинном смысле в Армении происходит «большое разочарование», потому что не происходит дележки, на которую очень многие надеялись, и это самая важная особенность происходящего политического процесса». Большое разочарование, по его мнению, производят люди, надеявшиеся сохранить свою долю, увеличить, либо, в конце концов, получить ее.

«Մեծ հիասթափության» մոդելավորումը։

Gepostet von Nikol Pashinyan / Նիկոլ Փաշինյան am Montag, 20. April 2020

Власть была построена на олигархах, их преступных бандах, их дворовых авторитетах, где каждый получал льготы за предоставляемые услуги — и входил в долю. Теперь люди, которые лишились этих льгот, разочарованы и раздосадованы, заявил глава правительства.

На следующий день, 20 апреля, в прямом эфира Пашинян снова говорил о «большом разочаровании», которое, по его мнению, генерируют группы, имеющие для этого вполне легитимные причины: это представители бывшей власти, вовлеченные в ее структуры аналитики, эксперты, журналисты, близкие к власти криминальные круги, олигархи, а также некоторые политические силы, в том числе — оппозиционные, священнослужители, организации, действующие в Диаспоре, те, кто участвовал в массовых протестах 2018 года [против воспроизводства власти во главе с Сержем Саргсяном] ради получения должности и даже некоторые родные и близкие самого Пашиняна.

Он попытался «смоделировать» это постреволюционное «разочарование».

— Вчера я вкратце представил модель, вытекающую из, условно говоря, проявлений мафиозного мышления. Я сказал, что в Армении происходит так называемое «большое разочарование». Но я также хочу, чтобы мы смоделировали это «большое разочарование» и поговорили о тех слоях нашего общества, которые имеют вполне конкретные причины для разочарования в этот постреволюционный период, и попытались понять, насколько легитимно это разочарование и в какой мере оно должно нас волновать, потому что есть то, что нас должно волновать, и то, что, на мой взгляд, совершенно не должно.

Начну с очевидных — до менее очевидных случаев.

У кого в течение двух постреволюционных лет в Республике Армения есть причины для разочарования?

Первая группа — представители бывшей власти. Если попытаться вернуться и сформулировать их позицию, она такова: с мая 2018 года подтекст их высказываний заключается в том, что это революционное пиршество вскоре завершится и все встанет на свои места. Но, как видите, прошло два года, а на горизонте нет ничего, что могло бы оправдать их надежды.

Следующая группа, имеющая вполне конкретную причину для разочарования, — те, кто был вовлечен в структуру прежней власти. Было множество людей, обслуживавших планы бывшей власти. Они есть и теперь, на первый взгляд они не видны, выступают в качестве дающих «объективные» оценки. Есть так называемая группа специалистов, которые время от времени дают интервью в качестве независимых экспертов, но на самом деле эти люди работают с [бывшей] властью. Есть группа, занимающаяся пиаром и стратегическими программами власти. Обществу они известны, к примеру, в качестве активных пользователей Фейсбука или общественных активистов. Власть Сержа Саргсяна должна была воспроизвестись, затем, предполагаю, должен был решаться вопрос его преемника, вопрос создания системы наследования под одного из членов его семьи [речь о зяте Саргсяна Микаэле Минасяне]. Для обслуживания этой логики была разработана пятилетняя, даже десятилетняя программа, и в эту инфраструктуру были вовлечены молодые люди, имеющие знания и образование, планы на последующие 5-10 лет, план унаследовать власть, и все это разрушилось в результате революции.

Другая группа, которой постреволюционные два года принесли разочарование, — это криминал, не вообще, а криминал, приближенный к политике. Это люди, которые оказывали услуги — будь то во время выборов, давление, сдерживание критиков, — и взамен на эти услуги получали различные привилегии. Теперь два года власть не только не нуждается в их услугах, но и борется с криминалом, сужая поле, на котором они могут проявляться… Естественно, сегодня и у них есть повод для разочарования, потому что часть их просто покинула Армению, другая — в розыске, третья скрывается и чувствует, что их скоро найдут.

Реальную причину для генерирования разочарования имеют коррупционеры, считавшие, что пройдет пара месяцев, от силы год или полтора и система госуправления, существовавшая долгие годы, снова восстановится. Таким образом, по тысяче, двум тысячам драмов восстановятся коррупционные потоки. Но этого не происходит. Это не значит, что взятки никто не берет. Но проблема в том, что их отлавливают. А это не очень уж приемлемо для коррупционной системы. Сейчас люди берут взятки под собственную ответственность, потому что распрекрасной коррупционной системы больше нет. И естественно, пострадало благосостояние их семей и их среды, и у них имеются очень конкретные причины для разочарования.

Другая группа — политические силы, расчертившие с бывшей властью совместный план действий на последующие 10 лет… кто-то в роли конструктивной оппозиции, кто-то в роли не столь конструктивной оппозиции. В результате революции разрушились планы на последующие 10 лет и для этого политического сегмента.

Но среди политических сил есть и уважаемая с моей стороны часть, которая также имеет повод для разочарования: эти политические силы долгие годы последовательно развивали определенную мысль, но в результате революции выяснилось, что на деле она не оправдалась… Мы, я сам в какой-то момент зафиксировал свое несогласие с этими политическими силами, и мы пошли по разным путям. Произошла революция, между тем, эти силы долгие годы твердили, что то, что мы делаем, нелепо, бессмысленно, что это чей-то проект и т.д. Но революция имела место… и эти силы, по сути, лишились политической повестки. У них тоже есть легитимная причина для разочарования.

Другая группа — люди прозападные, которые верили или надеялись, или были уверены в словах известных кругов о том, что революцию в Армении сделали прозападные силы. Со временем они поняли, что на самом деле к власти в Республике Армения не пришла прозападная сила. Да, у них есть вполне конкретная причина для разочарования.

Другая группа — пророссийско настроенные. У них было две версии: либо думали, что Россия через свои лазейки не допустит в Армении существования нашей власти (не знаю, почему они так считали), либо что армянская власть станет настолько марионеточной, что ей придется уступить и делить власть с пророссийскими силами. Но они разочарованы, так как понимают, что ни один из их сценариев не действует и, похоже, действовать не будет.

Следующая группа — олигархия или бывшая олигархия, лишившаяся конкретных привилегий. К примеру, люди, которые до революции разъезжали автоколоннами со всеми вытекающими из этого последствиями, теперь так не передвигаются. Может, это примитивная вещь, здесь нет серьезного политического подтекста, но это символично. Они тоже думали поначалу, что революция — это шум и гвалт, скоро власть станет обращаться к ним по различным вопросам. Но власть этого не делает, власть ни по какому вопросу не обращается к нашим богатым соотечественникам. Только по одному вопросу: она говорит — разворачивайте законную деятельность, платите законные налоги. И когда она не обращается, у нее не возникает необходимости в компроматах и торгах.

Следующая группа — СМИ, которые лишились надежных источников финансирования. Большая часть информационного поля — и в этом нет никакой тайны — контролировалась властями и получала деньги от властей, теперь она не контролируется и денег не получает. Говорят: а как же газета «Айкакан жаманак»? [Пашинян был главным редактором издания]. Думаю, это хороший случай, чтобы газета представила обществу отчет — со дня своего основания. У значительной части СМИ также имеются конкретные причины для разочарования, потому что и там имелись по крайней мере среднесрочные планы и долгосрочные системы, которые разрушились. Значительная часть СМИ очевидным образом продолжает финансироваться представителями бывшей власти, но причина разочарования в том, что все понимают: это не будет длиться долго, скоро у этих представителей бывшей власти просто не будет денег для финансирования.

Следующая группа, условно говоря, священнослужители, потому что чем сильнее в Армении подчеркивается факт наличия идеологической власти, тем очевиднее становится недостаток духовной жизни в Армении. Это порождает серьезнейшее недовольство среди духовенства или серьезнейший дискомфорт, так как во многих случаях мы видим в деятельности духовенства больше политики, иногда — политические интриги, чем деятельность, вытекающую из Библии и ее идеологии.

Следующим источником разочарования могут быть и есть некоторые очень любимые нами структуры, действующие в Диаспоре, потому что долгое время они выступали посредниками в диалоге между правительством Армении и Диаспорой. Сегодня это трансформируется, меняется, потому что сегодня у правительства нет этого деления… В целом, есть структурная проблема. Чем скорее мы ее зафиксируем, тем точнее мы будем в своей политике с Диаспорой. К примеру, 30 или 40 лет назад 90% Диаспоры было связано с той или иной действующей в Диаспоре организацией, существовал институционализм. Это, в свою очередь, создает проблемы, наличие которых я не отрицаю.

Следующий источник разочарования — сформулируем условно — люди, поддержавшие революцию, питая материальные надежды. Они надеялись, что после революции произойдет переформатирование прежних зон влияния, и они получат конкретную долю. Даже имеются примеры конкретных людей, которые целыми семьями участвовали в шествии [акции 2018 года], потом произошла революция, они делали различные предложения, хотели работать на определенной должности, попасть в пропорциональный список блока «Мой шаг» [по результатам внеочередных парламентских выборов, проведенных после революции, получил большинство голосов в парламенте], получили отказ по объективным причинам и через неделю после этого оказались в борьбе за «справедливость» уже под крылом бывшей власти. Есть же формула разочарования, так? «Мы же шагали, разве мы не можем преобразовать это в материальное?».

Следующая группа — наши друзья и знакомые, жизнь которых… не изменилась после того, как их товарищ пришел к власти.

Такова моя примерная карта «большого разочарования». Здесь есть один-два пункта, которые действительно должны волновать нас, и мы должны заниматься этим, в частности, решение вопроса свободы слова в Армении, решение вопросов, касающихся Диаспоры, вопросы, связанные с отношениями церковь-государство.

А разочарование остальных или условное разочарование меня, откровенно говоря, особо и не волнует.

Tekali Taxi