Главная / Армения / Убитый журналист об умопомрачении армян и равнодушии турок

Убитый журналист об умопомрачении армян и равнодушии турок

«Написанные страницы истории говорят о случившемся, а чистые — о будущем. С точки зрения армяно-турецких отношений наша общая судьба еще впереди. Главный вопрос – чем мы собираемся заполнить чистые страницы». Об этом 5 ноября 2005 года писал журналист, публицист армянского происхождения, редактор газеты «Акос», издаваемой на армянском и турецком языках, Грант Динк, убитый в Стамбуле 19 января 2007 года.

Динк был одним из первых, кто начал публично обсуждать те стороны Геноцида армян и Армянского вопроса, о которых запрещалось писать. Он был убежден, что армянский, курдский, греческий вопросы должны решаться одновременно в условиях создания лучшей Республики Турция.

В день 98-й годовщины Геноцида армян в Османской империи Epress.am представляет статьи Гранта Динка о трагических событиях 1915 года, армяно-турецких отношениях, современных Армении и Турции. Статьи взяты из книги Динка «Два близких народа, два дальних соседа», изданной фондом его имени и переведенной на армянский Мкртичем Сомунджяном.

Грант Динк: Причины отсутствия отношений. История. Умопомрачение. Сумасшествие

Основными причинами отсутствия отношений между Турцией и Арменией являются история и соответствующее психологическое состояние. На самом деле отношение двух сторон друг к другу нездоровое и неспокойное. Как бы ни было трудно, нужно признаться, что армяне со своим умопомрачением, а турки с болезненной фантазией являются носителями клинической болезни. Идентичности обоих воспринимают противоположную сторону как «чужака», и эта «чуждость» в каком-то смысле неизбежна.

Поэтому довольно сложно делать разумные предложения по поводу армяно-турецких отношений, не проанализировав неоспоримую роль «турка» в армянской идентичности, и роль «армянина» в идентичности турка. Анализируя, не стоит рассматривать армян в качестве однородного целого, необходимо по отдельности говорить об армянах из Армении, диаспоры и Турции. Причем в случае этого принципиального разделения не стоит рассматривать их одинаково, так как каждое целое имеет свои знаки отличия.

Несомненно, у армян диаспоры более тяжелое состояние. В мире насчитывается 8 миллионов армян, 1/3 которых проживает в Армении, а 2/3  зарабатывают на жизнь в диаспоре. Этой картины достаточно, чтобы показать парадокс армянской нации.

Стремящийся к независимости народ дорого заплатил за эту цель 100 лет назад: не только потерял родные земли, на которых жил в течение 4 тысяч лет, но и большую часть населения. И сегодня, спустя почти век, когда нация неожиданно приобрела независимое государство, большая часть населения находится за его пределами. Кроме того, после провозглашения независимости в Армении началась миграция, и численность населения продолжает сокращаться. Это значит, что характеристика идентичности в мире и вопрос «кто? откуда?» не имеет ответа.

Сегодня уже известны границы на Южном Кавказе. Есть независимое армянское государство, родина всех проживающих на планете армян. А проживающие за ее пределами армяне являются диаспорой. Однако рассматривать так же армян Турции нельзя, так как в таком случае мы исказим реальность. В настоящее время армяне Турции проживают на земле, на которой жили в течение 4 тысяч лет. С этой точки зрения неверно принимать их за армян диаспоры.

Одним из главных героев ситуации, царящей среди армян, является Турция, роль которой не ограничивается историей. Недоверие армян к Турции обусловлено не только историей. Ясно, что экономическое эмбарго, применяемое из-за вопроса Карабаха, не дает Армении вздохнуть спокойно. Миграция армянского населения, переживающего экономический кризис, усилила антипатию диаспоры к Турции. Это косвенно доказывает, что насильственное переселение армян из Анатолии продолжается на Кавказе. Вот почему нельзя считать неуместным адресованный миру призыв Армении «окажите давление на Турцию для устранения эмбарго». По этой же причине в последнее время в разных странах увеличивается число законопроектов о геноциде.

Формирование армянской диаспоры началось 200 лет назад. Миграция, чаще с целью торговли, в европейские страны, затем на американский континент, носила экономический характер. В результате в каждом регионе могли сформироваться немногочисленные общины. Однако их число увеличилось в результате религиозных преследований армян, осуществленных миссионерами. В частности, армян пытались обратить в протестантизм и католицизм, обещая «самостоятельность и благополучное будущее в других странах», что и стало первым сигналом к скитальчеству армян. Уже в начале 20 века во Франции были поселения армян-католиков, в Америке — армян-протестантов.

Самое массовое и пагубное переселение произошло на этапе распада Османской империи. В начале 19 столетия объем миграции увеличивался по причине насилия в отношении анатолийских армян и восстаний. На процесс формирования диаспоры значительно повлиял геноцид армян 1915 года, который, согласно большинству специалистов по истории геноцидов, является первым геноцидом века. Согласно официальной версии Турции, это является «выселением». За отмеченный период была уничтожена большая часть армянского населения, оставшиеся в живых добрались до Дер-Зора, Алеппо, откуда на суднах поплыли по Средиземному морю в Европу и Америку. Вот почему на всех континентах сформировались армянские общины.

Родина разбросанных по свету армян — Анатолия. В основе миграции, существующей в наши дни из стран Ближнего Востока или Армении на Запад, по сути, тоже лежит история народа, искорененного в Анатолии. Армяне диаспоры, в какой бы части света они ни находились, являются носителями анатолийской культуры. Несмотря на смену поколений, можно встретить людей, владеющих турецким и местными диалектами. Анатолийские следы можно найти даже в исламизированных семьях. Поэтому не будет преувеличением сказать, что Анатолия, в лице армянской диаспоры, распространена по всему миру.

Самая сложная часть проблемы армянства — это многослойная диаспора, которая не так уж хорошо организована. Ее усилия сосредоточены на сохранении идентичности. Последнее, как и боязнь ассимиляции, лучше всего описывает бациллу идентичности армян диаспоры.

В период, когда глобальные ценности угрожают локальным, диаспора должна прилагать неимоверные усилия для сохранения хотя бы части идентичности. А это подразумевает наличие личной мотивации и специальных средств. У армян и евреев они есть, личная причина и мотивация и их диаспор идентична: их подвергли геноциду.

Формирование диаспоры создало для армянской идентичности новую ситуацию. Более 5 миллионов представителей диаспоры стали носителями двух идентичностей, которые не определялись лишь тем, что они стали и американцами, и армянами, но как столкновение новой и старой идентичностей. Старая, к сожалению, представляла собой лишь ностальгию и означала не «исчерпанная» или «устаревшая», но было близко к понятию «потерявшая влияние». Исходя из этого, они не живут, а стараются поддерживать жизнь своей идентичности.

Краеугольном камнем идентичности армян диаспоры является «настойчивость требование о признании реальности». Душевное состояние армянской диаспоры объясняется именно этой всеобщей настойчивостью. Оставив в стороне тот факт, что мир до сих пор не признал факты, основной причиной разрушения идентичности армян является абсолютное равнодушие турок в этом вопросе. Вот поэтому армянский народ продолжает страдать от умопомрачения.

Турок, хочешь- не хочешь, всегда был внешним сигналом для формирования националистических проявлений в армянской идентичности. Сегодня, после 1915 года, они дошли до своего апогея. Именно в вопросе восприятия турок заметны различия между армянами диаспоры, жителями Армении и турецкими армянами. Вред от умопомрачения и его последствия разные для этих трех групп — тяжелый, средний и легкий.

Турецкие армяне живут вместе с турками, в Армении — по соседству с ними, а большая часть диаспоры — довольно далеко от турок. Именно эта географическая дальность является основным фактором, обуславливающим разницу в степени искажения идентичности.

Для диаспоры турок остается тем историческим турком — это и геноцид 1915 года, и экономический геноцид 1942 года «Налогом на имущество», и новые проявления вандализма в 6-7 сентября 1955 года. В диаспоре укрепилось убеждение, что «турок никогда не изменится». Для жителей Армении турок также остается тем самым историческим турком, но теперь в качестве соседа — они вынуждены жить рядом.

Опыт совместного проживания с турками, диалог с ними, возможность сосуществования значительно сократили степень умопомрачения турецких армян, показав, что отношения можно урегулировать.

Различные проявления умопомрачения проявляются каждый год, вовремя организуемых 24 апреля мероприятий. В диаспоре это сопровождается сожжением турецкого флага, антитурецкими лозунгами, в Армении молчаливым шествием к мемориалу жертв Геноцида в Цицернакаберде и возложением цветов. А турецкие армяне, волей-неволей, оказались в самой оторванной ситуации: ни мемориала у них нет, ни возможности 24 апреля помянуть жертв.