Главная / Армия / Жители Севера Армении продолжают оставаться заложниками недр

Жители Севера Армении продолжают оставаться заложниками недр

На прошлой неделе корреспонденты Epress.am вместе с Ани Хачатрян из Армянского экологического фронта посетили город Алаверди в Лорийской области. Мы знали, что 24 января ЗАО «Тегут» заявила о приостановлении на неопределенный срок эксплуатации медно-молибденового месторождения в Тегутском лесу и увольнении порядка 1200 сотрудников. В качестве официальной причины отмечается подготовка к расширению горнопромышленности.

Сотрудница гостиницы, догадавшись о цели нашего визита, стала жаловаться на проект строительства ГЭС, по которому будет изменено направление реки Дебед. «На митинги я никогда не ходила. Не выходила и ради Карабаха, но ради Дебеда пойду». На стене висел портрет убитого в армии сына.

Ее супруг говорил о премьер-министре, «которого подсунули нам в качестве нового человека»: «А в чем он виноват? Заприметил место для грабежа и сам стал воровать».

Жители сел Тегут и Шнох, а также экологи отрицают версии эксплуататоров рудника: причина его закрытия заключается в том, что ЗАО «Тегут» встало перед реальными финансовыми проблемами, когда две датские компании забрали обратно кредит на сумму $62 миллиона после журналистского материала, разоблачающего экологические риски.

Местные организовали сбор подписей, требуя от депутатов Национального Собрания признать недействительной лицензию компании-эксплуататора рудника, отменить ложные сделки о присвоении земель и зданий/строений.

Житель Шноха: «Это не сельчане [те, кто продал земли, работает на руднике]. У них нет земли, нет скота. Как только их уволят, они должны будут эмигрировать. Подписей могли собрать в несколько раз больше. Многие были готовы. Но мы отказывались от подписей тех, хоть один член семьи которых все еще работает на месторождении».

По словам местных, месторождение закрыли в том числе из-за давления с их стороны. Оно эксплуатировалось, нещадно отравляя обе реки — Шнох и Дебед. Это происходило в течение всех трех лет эксплуатации рудника. В конце концов они провели сбор подписей и потребовали либо нормальной эксплуатации, либо закрытия рудника.

Местный житель: «Чего они только ни вытворяли. А потом говорят о турках. На данный момент мне неизвестно столько врагов-турок. Когда мой отец тяжело болел, его 800-тысячные лекарства каждый месяц присылал из Москвы друг-азербайджанец».

Руководство рудника не упускает момента уволить людей. Был случай, когда сотрудник рудника в нерабочий день отвез экологов в лес на своей машине, а на следующий день был уволен с работы.

«Действуют законы концлагерей. Представьте, если сотрудник не позвонил и не настучал на товарища, его увольняют. Неужели не было даже такого, чтобы твой друг не курил в неположенное время?».

На берегу реки рассказали такой анекдот: «Вторая мировая война, концентрационный лагерь. Газовые камеры заполняют заложниками. Через какое-то время, когда все уже должны были быть мертвы, слышатся голоса. Камеру открывают и видят, как двое алавердийцев ссорятся из-за сигареты».

Экологические проблемы стали беспокоить и местных фермеров, которые понесли миллионные убытки из-за загрязнения воды и теперь надеются на помощь экологов-добровольцев. Они говорили, что проблемы увеличились особенно в 2017-ом. Если прежде загрязненная вода из хвостохранилища лилась в Шнох, то в последний год эта вода через возвратный трубопровод отправлялась и в Дебед, более крупную реку, водой из которой поливаются сады шнохцев. Агроном Ара Бабаян рассказывает, как по запаху загрязненной воды обнаружил ночью трубу от хвостохранилища до реки Дебед.

Местный: «В свое время приезжали из Еревана и говорили, мол, вы, что, не мужчины? Почему позволяете вырубать свои леса? А где вы были, когда людей бульдозерами выгоняли из своих домов ради Северного проспекта [элитный проспект в Ереване]? А движение 2008-ого началось благодаря этому гневу в связи с Тегутом».

Житель Шноха Лева Алиханян: «Их дело строится на лжи, передовой опыт, то-се… Но в Армении умники уничтожили горнопромышленность. Ни в каком другом месте население не допустит эксплуатации рудника, не потому, что они непорядочны, а по примеру ЗАО «Тегут», потому что никто не умеет так хорошо давать обещания, как эти.

Это первый рудник, который находится в лесу. Лес постоянно создает воду. Подумали, мол, Дебед крупнее, отравленные материалы скорее растворятся, будут незаметны. Но мы задыхаемся от запаха».

За время работы на литейной фабрике водитель такси приобрел болезнь позвоночника. «Когда возвращаюсь после заработков заграницей, становится дурно. Нужно время, чтобы снова привыкнуть к местному воздуху и воде. С утра до вечера за рулем, в 7 выхожу из дому, возвращаюсь в час. Дети думают, что я все еще в России».

Труба, по которой вода из хвостохранилища попадает в Дебед, предусмотрена для аварийных ситуаций, однако через нее она течет в реку 25 дней в месяц, говорит агроном Ашот Адамян: в загрязнении, которое длится месяцами, он видит не «аварию, а умысел».

По причине загрязненности засохли плодоносные сады фермеров Ара Бабаяна и Ашота Адамяна, массово умирали рыбы в Дебеде. Бабаяну удалось заснять это не телефон. Свой сад он купил за 60 млн. драмов (порядка $125 000). В этом году урожая у него не было, корольки попадали с деревьев. Теперь на нем задолженность по кредиту.

Адамян говорит, что не выдерживают особенно персиковые деревья: «Был засушливый год, мы как назло много поливали. Урожай портился на деревьях, сами деревья желтели, мы все повырубали. Мне фактически нанесли 40-миллионный ущерб, но они даже не хотят вести переговоры о компенсации».

Его заверили, что он включен в программу о посадке деревьев ЗАО «Тегут». Адамян уверен, что компания не выполнит обещания. Ради эксплуатации рудника она срубила 357 га леса и обязалась посадить вдвое больше деревьев, чего не сделала до сих пор.

Местный житель: «На небольшом участке посадили хорошие редкие ели, они прижились, потом из-за проверок пересадили их и деревья засохли. Труд нескольких лет — коту под хвост».

Согласно Оценке воздействия на окружающую среду, общий объем хвостохранилища принят в размере 174млн. кубометров, который в случае производства 7 млн. тонн послужил бы для работ фабрики в течение 28 лет. Фактически, объем добычи ЗАО «Тегут» больше, потому хвостохранилище заполнилось всего за 3 года. Рудник работал с декабря 2014-ого.

Еще в 2016-ом подготовленный по поручению Всемирного банка доклад оценил, что тегутское хвостохранилище заполняется очень быстро и не соответствует экологическим стандартам и нормам безопасности.

Доставивший нас в Алаверди щофер на следующий день должен был отбыть в Карабах на присягу сына. «Солдатам раздали банковские карты, чтобы нам проще было переводить деньги для покупки носков, одежды… Раньше призыв в армию не был таким кошмаром. Теперь родители сходят с ума. В нашем Айруме на этой почве спятили несколько человек, пока дети демобилизовались».

Tekali Taxi