Главная / Армения / Пашинян: Армения имеет право подозревать так же, как и Россия

Пашинян: Армения имеет право подозревать так же, как и Россия

Премьер Армении дал пространное интервью парижской Nouvelle d’Arménie, переведенное и размещенное 31 августа на официальном сайте правительства. В интервью Никол Пашинян, в частности, говорил о России, западных ценностях, Исраэле Ори, Петре Великом, Иране и США.

Nouvelle d’Arménie: Как вы считаете, удалось ли развеять подозрения, которые могли возникнуть у стратегического союзника России после Бархатной революции? Армения продолжает оставаться стратегическим союзником России, и наоборот?

Никол Пашинян: Такая формулировка вопроса позволяет считать, что Россия наделена легитимным правом на подозрения в отношении Армении, а мы — нет. Россия всегда имела право подозревать, и мы всегда были в позиции подозреваемого. И почему никто не пытается понять, есть ли взаимные подозрения в отношениях Армения-Россия? К примеру, когда Россия продает оружие Азербайджану, это предмет для подозрений или нет? Этим я хочу сказать, что мы должны избавиться от своих вековых комплексов: мы — суверенные партнеры, и если у них есть право подозревать нас, у нас оно есть в той же мере. В целом, я считаю, что наши отношения должны развиваться и постоянно улучшаться на этой важной основе.

Мы должны установить отношения, уважающие достоинство каждого. Уверен, сегодня наши отношения знаменуются этим достоинством. У нас всегда есть такое же право подозревать кого бы то ни было, как и любой может подозревать нас. И если кто-то считает, что мы не выполняем свои партнерские обязательства на должном уровне, нам разрешается делать то же самое. Пусть никто не думает, что устранение подозрений должно стать частью только нашей повестки.

Nouvelle d’Arménie — Возможно ли быть стратегическим партнером России и одновременно поддерживать западные ценности, такие, как демократия, свобода прессы?

Никол Пашинян: Вспомним Исраэля Ори. Он начал свое путешествие в Европе. Побывал в европейских столицах, затем отправился в Россию и сумел уговорить ее вмешаться в дела нашего региона. Другие страны тоже были готовы взять на себя эту роль, но по различным причинам этого не произошло. Почему мы придаем такую важность нашим отношениям с Россией? Потому что мы всегда считали Россию силой, которая внедрила европейские ценности в нашем регионе. Это очень важный факт. Мы не просили вмешательства какой-то отсталой страны. Мы пригласили Россию, потому что она была одной из самых развитых европейских стран. Что сделал Петр Великий? Почему он отправлял молодых людей получать образование в Европе? Почему он принял европейские ценности? Почему он не отправил молодых в другие места? Что значит европейские ценности и российские ценности? Сегодняшняя Россия — это Россия Петра Великого, носитель его ценностей, да или нет? Если да, то нет никакого противоречия между Россией и западными ценностями. В той же Европе все понимается по-разному: у Польши свой подход к европейским ценностям, у Франции — свой, Великобритания голосует за Брексит.

Что это значит? Европейские ценности — не только европейские, они и наши. Почему? Потому что мы тоже внесли большую лепту в формирование этих ценностей.

«Книга скорбных песнопений» Григора Нарекаци оказала неизмеримое влияние на нынешнюю европейскую реальность. Для меня европейские ценности — наши ценности, как для Франции, Великобритании, России, потому что мы создавали их вместе. Значит, наша цель заключается не в реализации в Армении европейских ценностей, а в реализации своих ценностей, которые мы разработали и бросили в один европейский котел, чтобы создать единое целое. Это наши ценности, и наша революция — лучшее тому доказательство. Как случилось, что мы совершили самую демократическую революцию в Европе? Потому что демократия — наша генетическая ценность. Женщины в Первой Республике Армения имели право голоса, между тем, во многих странах цивилизованного мира женщины были лишены этого права. В сердце той же Европы женщины не обладали этим правом вплоть до 60-х годов. Значит, мы можем говорить, что эту ценность в Европу экспортировали мы?

Nouvelle d’Arménie: Санкции США против Ирана препятствуют Армении?

Никол Пашинян: Я не хочу делать громогласных заявлений, но нашим дипломатам удалось одержать очень важную победу в этой связи: похоже, наши американские коллеги сумели хорошо разобраться в этом вопросе. Они стали понимать, что Иран для Вашингтона — это одно, Армения — другое.

Nouvelle d’Arménie: Они действительно это понимают?

Никол Пашинян: Наши последние контакты показывают, что да. Это не значит, что тем самым меняется их отношение к Ирану.

Nouvelle d’Arménie: В этом смысле они оказывают давление на Армению?

Никол Пашинян: Я могу сказать, что в данный момент мы не подлежим какому-либо подобному давлению. Армения не подлежит давлению в качестве Армении, но она является частью международного сообщества, будучи соседом Ирана. Этим я хочу сказать, что единообразного и монолитного подхода не существует. И я рад видеть, что наши американские партнеры, похоже, осознали глубину контекста, в котором находится Армения.

Tekali Taxi