Главная / Люди закона / Руководство ереванской тюрьмы обслуживает интересы воров в законе

Руководство ереванской тюрьмы обслуживает интересы воров в законе

25 февраля в ереванской Нубарашенской тюрьме избили и нанесли ножевое ранение арестанту Ваагну Абгаряну, известному по прозвищу «Вааг из Алаверди».

Уголовно-исполнительная служба, ссылаясь на показания пострадавшего, сообщила о «повреждениях, полученных вследствие спотыкания», позже, однако, официально заявила, что Ваагн Абгарян, известный как криминальный авторитет, подвергся групповому избиению по заказу проживающего за рубежом другого криминального авторитета. Местные СМИ, правозащитники и жители Алаверди сообщают, что речь об известном по прозвищу «Арман Калужский» знаменитом алавердийце Армане Джаниняне.

По словам руководителя ванадзорского офиса Хельсинкской гражданской ассамблеи Артура Сакунца, уголовного дела по данному случаю до сих пор нет, а если оно и заведено, об этом никому неизвестно, в том числе самому Абгаряну, его представителям и адвокату.

Отметим, что уже после пресс-конференции Сакунца Специальная следственная служба заявила, что заведено уголовное дело по статье о превышении должностных полномочий. В сообщении не говорится об обвиняемых и подозреваемых по делу, однако упоминается некий служащий из состава смены, который незаконно вывел Абгаряна из камеры и отвел в другую — на другом этаже, — «находившиеся в ней заключенные вступили с ним в спор и нанесли удары по разным частям тела, причинив телесные повреждения».

Есть весомые факты о том, что заказное покушение на арестанта было совершено с непосредственным участием дирекции и администрации тюрьмы, как минимум — с их попустительства, но никто из них не привлечен к ответственности. Начальник «Нубарашен»-а, который является первым ответственным за случившееся, всего лишь уволен с должности… и назначен начальником УИУ «Горис».

«Никто не спрашивает, а Уголовно-исполнительная служба не поясняет, как некто из-за рубежа (как говорится в одном из официальных документов, «вор в законе»)» направляет и организовывает покушение на человека, который находится в уголовно-исполнительном учреждении — под защитой государства.

УИУ «Нубарашен» — закрытое учреждение. Камеры арестантов заперты. Открытых территорий, где люди могли бы встретиться без контроля администрации тюрьмы, нет. Это не могло произойти без разрешения или содействия персонала учреждения», — констатировал Сакунц.

Ответственность за насилие, тем более за убийства или попытки убийства в тюрьме или любом другом закрытом учреждении несет, в первую очередь, начальник этого учреждения.

Но попытка убийства Ваагна Абгаряна случай особенный: речь не об общей ответственности, как, к примеру, в случае упущений с точки зрения предотвращения нарушений уставных правил взаимоотношений или контроля. Речь о сотрудничестве правоохранительной системы с криминальным миром, как минимум — о преступном бездействии правоохранительной системы и покровительстве криминальному миру, что в полной мере доказывают официальные документы.

1. Сначала правозащитник представил письмо генпрокуратуры от 1 декабря 2017 года, адресованное замглавы Следственного комитета Ваагну Арутюняну.

Тому самому Арутюняну, который несколько месяцев назад был признан обвиняемым в рамках уголовного дела, заведенного на основе поданного Абгаряном сообщения о насилии, и который находится в бегах. Арутюнян — известный следователь: в свое время он был руководителем следственной группы по делу о «1 марта», а в рамках расследуемого уже после смены власти дела о «1 марта» он обвиняется в сокрытии доказательств.

Итак, еще в 2017 году, продолжает правозащитник, в письме Арутюняну прокуратура сообщила о склоке между проживающим в России воре в законе Арманом Джаниняном и Кареном Сохакяном (по прозвищу Сох), а также непосредственном и активном участии вора в законе Джаниняна в связанных с Абгаряном уголовных делах. Зафиксируем это в качестве свидетельства о том, что правоохранители были в курсе заинтересованности Джаниняна, как минимум, с 2017 года.

2. Следующий представленный правозащитником официальный документ — ходатайство Акопа Чарояна, адвоката Абгаряна. 20 января 2018 года адвокат подал ходатайство с просьбой сменить место содержания Абгаряна из-за проблем последнего с персоналом тюрьмы, так как его жизни может угрожать опасность.

3. Третий документ, по словам Сакунца, представляет собой разъяснение Ваагна Абгаряна. Письмо с разъяснениями было передано тогдашним начальником Нубарашенской тюрьмы Серобом Арутюняном старшему следователю по особо важным делам Агабабяну.
Арестант Абгарян дал разъяснения касательно ходатайства о смене места заключения и подтвердил наличие серьезных проблем с арестантами Нубарашенской тюрьмы, которые он просил не рассматривать с точки зрения заведенного на него уголовного дела.

«Могу только сказать, что проблемы настолько серьезны, что это может стать даже вопросом жизни и смерти», — говорилось в разъяснении.

Это, заявил Сакунц, означает, что адвокат подал ходатайство о переводе еще в 2018 году, отметив, что в «Нубарашен»-е арестанту угрожает опасность, начальник тюрьмы взял с арестанта разъяснения, в которых тот подтвердил: «Проблемы с арестантами тюрьмы настолько серьезны, что могут стать вопросом жизни и смерти». Однако ходатайство было отклонено следователем, который с 2017г. имея письмо генпрокуратуры о непосредственном и активном участии вора в законе Джаниняна в связанных с Ваагном Абгаряном уголовных делах, не принял никаких мер для обеспечения безопасности арестанта.

Есть протокол о том, что якобы после заявлений Абгаряна содержали отдельно от других арестантов, однако это, по словам правозащитника, не так: Абгарян всегда содержался в общей камере, причем, там же находился брат другого фигуранта этого же уголовного дела. Руководство тюрьмы пренебрегло обстоятельством полярного интереса.

Все это, прежде всего, свидетельствует о сращении криминального мира и правоохранительных органов, уверен Артур Сакунц.

«Не может быть, чтобы человека вывели из камеры в уголовно-исполнительном учреждении «Нубарашен», сказали «тебя вызывает начальник» и привели туда, где вместо начальника находятся люди, которые его изобьют.

Вы издеваетесь?

И вместо того, чтобы немедленно завести уголовное дело и изолировать всех — от начальника смены и дежурного до начальника тюрьмы… Так они еще перемещают их с места на место, переназначают. Переназначение уже бывшего начальника Нубарашенской тюрьмы на посту начальника уголовно-исполнительного учреждения «Горис» — доказательство безнаказанности. Тот факт, что прокуратура до сих пор не завела уголовное дело, является типичным проявлением безнаказанности. И это системная проблема».

В настоящее время Абгарян находится в медцентре «Астхик». Как сообщил правозащитник, лечение он проходит за свой счет и ежедневно платит порядка 120 долларов: «То есть пострадавший вследствие преступления, совершенного с явным участием государства, получивший ножевое ранение, потерявший много крови и доставленный в больницу, должен сам решать эти [финансовые] вопросы».

Tekali Taxi