Главная / Видео / Убийцы армян — почетные гости русских офицеров. Из истории Геноцида

Убийцы армян — почетные гости русских офицеров. Из истории Геноцида

Видный армянский историк Лео (Аракел Бабаханян) в своей книге «Из прошлого», рассматривая вопрос Геноцида армян, говорит как о вине Турции, так и о политической немощности и упущениях армянских политических партий, а также о роли европейских стран и Российской империи. Приводимые Лео документы и оценки историка выявляют чудовищную роль царской России в вопросе Геноцида армян.

Книга «Из прошлого» была издана в 2009 году кандидатом филологических наук, доцентом, председателем Консервативной партии Микаэлом Айрапетяном. Он посвятил издание памяти жертв событий 1 марта 2008 года, когда в результате силового разгона мирной акции протеста погибли 10 человек, сотни оппозиционеров и противников фальсификации президентских были арестованы.

24 апреля, в день памяти жертв Геноцида армян, Epress.am будет представлять Вашему вниманию отрывки из книги Лео.

…Теперь обратимся ко второй стороне российской программы – к российской армии. Кто был в состоянии спасти армян от резни, осуществленной турками? Никто, кроме российских войск. Но мы видели, что они лишь взяли на себя роль зрителя, и курдские беи, осуществлявшие резню, были почетными гостями русских командиров. Подобного не могло произойти в войсках мало-мальски цивилизованной страны, не будь в них заранее проведена должная агитация против армян. Не будем забывать, что командиром этого полка был Юденич, а вся суть Юденича отражается в документе, который я привел выше.

Посмотрим, как армяне оценивали отношение к себе российских войск. В середине июля российские войска победоносно держали путь к Битлису и Мушу. Турецкие войска, отступив перед российской армией, вымещали всю свою злость на армянском населении. Началась ужасная резня армян Муша и долины, были уничтожены 90 армянских сел с общим населением в сто тысяч человек. В это время российские войска добрались до горы Немрут, до Муша им оставалось менее 400 метров. Таким образом, они бы спасли жизни несколько десятков тысяч армян. Но они не двинулись вперед, и славный Муш, за свое огромное культурное значение с еще древних времен получивший название «Дом армян», был полностью очищен от армян.

Но это безразличие еще можно было объяснить военными соображениями. Почти одновременно началось непонятное паническое отступление из Вана и Маназкерта до российских границ. Это движение так и осталось загадкой, никто не видел реальных, верных и серьезных оснований, поэтому оно для всех было сомнительным, осуществленным с какой-то задней мыслью. Отступление было неожиданным: в Ване о нем объявили 16 июля, у людей оставалось всего несколько часов. И своей неожиданностью, поспешностью движение стало губительным для той части армянского народа, которая не подверглась резне в захваченных русскими местах. Каждый несчастный, способный двигаться, побежал за отступающим войском, голый и босой, голодный и полный ужаса. Никакого внимания со стороны командиров войск к этому обессиленному множеству людей, вставшему на путь своих мучений. Некому было им помочь, им даже не разрешали обойти войско. И поневоле в памяти появляется более малочисленная отступающая русская армия летом 1877 года в Алашкертской долине. Практически с трех сторон окруженная врагами, она все же уводила с собой 5000 семей беженцев-армян, и ее пожилой командир Тер-Гукасов не двигался с места, пока не отправлял вперед последнюю телегу с беженцами. Теперь настало время Юденича. И только 100 тысяч беженцев вошли в Игдир. Здесь, в Араратской стране, косить ряды беженцев стали тиф, голод и сотни других врагов. Армяне Турции погибали.

Почти через две недели после этого отступления российские войска снова пошли вперед к Вану и Маназкерту, практически не наткнувшись на сопротивление. Так зачем нужны были эти отступления и движения вперед? Во время отступления распространились слухи, что новые турецкие дивизии нигде не появлялись. У армян начало создаваться впечатление, что все это отступление было намеренным, без вынужденной причины, осуществленным для того, чтобы армяне оказались в подобной ситуации.

«В нашей голове, — говорилось в отмеченном документе, — не укладывается такая дикая мысль. Но вместо нее в нас все глубже закрепляется другая: о нас совершенно не думают, не считаются с нашим положением, хладнокровие и безразличие приносят нас в жертву подлинным или вымышленным, большим или маленьким военно-научным соображениям. Мы для России пустое место.

Настало время, чтобы мы говорили громко и открыто. Вокруг закрепляется атмосфера подозрения и смятения. Мы больше не можем оставаться в неведении, жить предположениями и догадками, переходить от надежд к страху и наоборот. Нам нужна правда. Перед нами, теми, кто взял в свои руки инициативу поставить народ на ноги, организовать и вести его в определенном направлении, в эти минуты стоит страшный вопрос: правильно ли мы поступили? Не совершили ли большого преступления, завладев доверием народа, наставив его на путь, на который, возможно, ему не стоит ступать».

Ответ на эти вопросы был ясен и в минуту, когда они задавались. Поздно было опомниться. Большое преступление было совершено. Армян Турции больше не было, не было и Армянского вопроса. Теперь русские продвигали интересы курдов (курсив авторский).

Tekali Taxi