Главная / Армия / «Дела гниют в сейфах». Революция не способствует раскрытию смертей в армянской армии

«Дела гниют в сейфах». Революция не способствует раскрытию смертей в армянской армии

После бархатной революции 2018 года с точки зрения раскрытия уголовных дел об убийствах в армии и восстановления доверия общества ничего не изменилось, считают участники пресс-конференции в Ереване. В частности, обсуждалась деятельность созданной Следственным комитетом мониторинговой группы, организации-члены которой крайне недовольны ее деятельностью.

«За 2014-2019 годы в ВС было 349 жертв: 44 случая смерти зафиксировано в 2014 году, 57 — в 2015, 140 — в 2016, 56 — в 2017, 37 — в 2018 и 15 случаев — на положение 12 сентября 2019 года. Конечно, большие цифры для нашего маленького народа», — заявил начальник Управления по контролю главного следственного управления СК Перч Айвазян.

Он также заявил, что СК не работал так прозрачно, как в постреволюционный период.

— Мы не видим этой прозрачности, — в зале послышался голос одного из присутствующих.

— Я бы попросил не перебивать. Следите невнимательно, вот и не видите, — парировал Айвазян.

Слушать его речь, не перебивая, удавалось немногим, в том числе и среди приглашенных участников: они не выдерживали и пытались возразить.

Айвазян рассказал, что они создали мониторинговую группу с участием десяти общественных организаций. Представители некоторых организаций присутствовали на встрече с журналистами. Высказывание Айвазяна о том, что «создали мониторинговую группу, которая проводит исследования по конкретным делам, которые даже в соответствии с уголовно-процессуальным кодексом мы не обязаны предоставлять сторонам, если предварительное следствие не завершено…» вызвало недовольство председателя «Журналистов во имя прав человека» Жанны Алексанян.

— Что значит «не обязаны»? Именно на этом условии вы встретились с общественными организациями и говорите, что не обязаны. Группа сформировалась на основе этих договоренностей.

Из зала послышался голос военного эксперта «Диалога мира» Рубена Мартиросяна: «Вы имеете право предоставить их, так как каждый из членов группы поставил подпись… Вы говорите, что не имеете права, я говорю: имеете…».

Председатель общественной организации «Диалог мира» Эдгар Хачатрян заявил, что после смены власти тоже надеялся на раскрытие дел о смерти военнослужащих в небоевых условиях. Однако до сих пор неясно, почему в них нет никаких подвижек.

«Вы привели статистику, было бы интересно узнать, какие дела раскрыты из дел об убийствах и самоубийствах», — обратился он к представителю СК.

В качестве цели пресс-конференции была отмечена необходимость понять, что делать с системной точки зрения для раскрытия дел и восстановления доверия общества к следственным органам. Судя по реакции присутствующих, уровень доверия крайне низок. «На нуле», — снова вмешался Рубен Мартиросян.

Несколько месяцев назад «Диалог мира» покинул созданную под эгидой СК группу, так как направив в орган письменное заявление, организация не получила материалы уголовного дела: «Мы должны были изучить дело Валерия Мурадяна. Дело нам не предоставили, в письменном виде представив объяснения отказа. Позже выяснилось, что материалы были предоставлены другой организации-члену группы. Мне интересна логика, я не понимаю, какими критериями вы руководствуетесь».

По словам Жанны Алексанян, СК говорил проживающему и работающему в городе Ванадзор Эдгару Хачатряну приезжать в столицу, читать материалы дела в Следственном комитете, «если очень хочешь»: «Затем, когда Эдгар покинул группу, организовали обсуждение, они предложили, что можно, мол, отвезти дело в ванадзорский Следственный комитет, а не отдать его Эдгару. А в случае выдачи дела обязывают тебя стать представителем правопреемника пострадавшего, мы были против, но СК продолжал настаивать. Несмотря на то, что изначально такой договоренности не было, нам пришлось взять эти дела». По словам правозащитницы, в случае разногласий в процессе работы группы мнения представителей общественных организаций не учитывались.

«Казалось, после бархатной революции все должно измениться, но не так уж просто изменить систему власти, которую годами удерживали силой», — в свою очередь, заявил адвокат Мушег Шушанян.

Тем не менее, можно констатировать: никаких положительных подвижег за прошедшие полтора года не произошло. Это, по словам адвоката, системная проблема:

«Власть была узурпирована, а для ее сохранения режимы владели несколькими рычагами: основной компонент заключался в силе, репрессивной машине. Со временем значение этого насилия увеличивалось. В Вооруженных силах действовала модель отношений, унаследованная от Советского Союза, действовали неписаные правила не обижать приближенных, на многое закрывать глаза, чтобы изнутри эта система оставалась сильной и служила своей цели — бесперебойной работе репрессивной машины».

По убеждению участников пресс-конференции, ВС и правоохранительная система были обречены на тесное сотрудничество, и на сегодняшний день картина не изменилась.

Мать погибшего в армии в 2010 году Валерия Мурадяна также считает, что система, следователи, судьи остались прежними, некоторые из них стали к тому же руководителями комиссии. «Революция нас сильно разочаровала. Когда говорят, что Следственный комитет работает прозрачно, это 100-процентная ложь. До сих пор ничего не сделано в рамках наших дел. Что было сделано после отмены закрытия дела? В прошлом оно уже дважды закрывалось, затем решение отменялось. Ладно, отменили, что дальше? Ничего не сделано. Теперь куда бы мы ни пошли, в какую бы дверь ни постучали, нам говорят, что по нашим делам создана комиссия».

Нана Мурадян почти 10 лет вместе с группой других родителей погибших в разные годы военнослужащих участвует в акциях перед всеми госучреждениями страны, требуя раскрыть дела об убийстве. Она рассказала, что им обещали заняться 5 скандальными делами, однако в мониторинговой группе рассматриваются только дела Валерия Мурадяна и Тиграна Оганджаняна. Теперь, когда «Диалог мира» покинул группу, рассмотрение их дела прекращено.

«Фактически, в мониторинговой группе дела не рассматриваются». Нана Мурадян хочет, чтобы руководство страны как минимум по телефону узнавало, занимается ли группа делами их сыновей: «Мы отвечаем за все свои заявления, все сказанные нами слова, а руководство страны, следственные комитеты… Дела об убийстве детей просто гниют в сейфах, ничего не делается».

Tekali Taxi