Главная / Тюрьмы / О революции в армянских тюрьмах

О революции в армянских тюрьмах

«За последние три месяца заключенные приняли участие в ряде культурных и спортивных мероприятий, получив в качестве поощрения длительные свидания с родными. Прежде мы и не мечтали о поощрении».

Проект JAMnews «Письма из тюрьмы» начался с письма, полученного редакцией от Юрия Саргсяна. Он сидит уже 24 года. Юрий написал, так как хотел высказаться и считал, что обществу важно услышать живущих «по ту сторону». Ресурс согласился с ним, так и появился проект.

Это 21-ое письмо Юрия Саргсяна.

В этот раз у меня хорошие новости. Спросите: что положительного может произойти в тюрьме, где все, как принято считать, направлено на то, чтобы сломать человека?

Как я понял, уголовно-исполнительная система Армении намерена выйти из пещеры, в которую политические деятели загоняли ее на протяжении всей истории исполнения наказаний. Похоже, реформы в этой сфере, объявленные революционным правительством, начали осуществляться.

За последние три месяца заключенные приняли участие в ряде культурных и спортивных мероприятий, получив в качестве поощрения длительные свидания с родными. Прежде мы и не мечтали о поощрении.

Удовлетворено большинство прошений о смягчении режима содержания большинства заключенных. В том числе двое приговоренных к пожизненному сроку перешли на полуоткрытый режим в надежде на то, что это последний этап, предшествующий условно-досрочному освобождению.

Усилиями пожизненно осужденных и при содействии администрации тюрьмы «Нубарашен» открыли место для молитвы, задействовала библиотека, организована видеосвязь с родственниками, проживающими за границей.

По словам начальника учреждения, полковника юстиции Самвела Мкртчяна, в администрации тюремной больницы интенсивно растет число новых специалистов, вскоре у заключенных появится возможность проходить полноценное медобследование.

С 15 октября в наших основных тюрьмах «Нубарашен» и «Армавир» стартовала пилотная программа качественного трехразового питания.

Прежде питание составляло часть карательных средств и не соответствовало общим санитарным нормам.

Я намерен рассказать о том, хорошо это или плохо, и как эти изменения могут повлиять на дальнейшую участь заключенных, общий показатель преступности в стране. Однако прежде — немного предыстории.

Связь с внешним миром и наш быт в далеких девяностых и до недавнего времени ограничивались как законодательно, так и предвзятым отношением администрации.

Считалось, что, оказавшись за решеткой, заключенный лишается прав человека. И вместе с ним права теряют их родные, которые пытаются спасти заключенного от разрушающего воздействия неволи. За всякую, даже самую незначительную уступку нужно было платить. Иногда — крайне высокую цену для семьи, оставшейся без кормильца.

Обычное заболевание часто сопровождалось осложнениями, требующими профессионального вмешательства. Расходы ложатся на плечи семьи. В противном случае, все заканчивалось инвалидностью или еще хуже. Неавторитетная должность тюремного врача пленяла немногих. Ставили диагноз и назначали лечение фельдшеры. Естественно, результат был соответствующий.

С незапамятных времен баланда была неотъемлемой частью неволи. Она была причиной множества заболеваний и асоциального поведения заключенного. Что собой представляло это блюдо?

В 90-х и начале 2000-х нас кормили какой-то смесью из зерен, сгнивших овощей и протухшего мяса. Сначала мы извлекали из тарелок червей, затем промывали оставшееся кипяченой водой, после чего ели. На десерт давали тяжелый, клейкий черный хлеб. Затем мы извлекали застрявших между зубами червей, которые не были замечены в тарелке, и пили кипяченую воду. Ребята смеялись, мол, сейчас мы едим червей, но скоро сами станем для них пищей. В те годы и правда был высокий уровень смертности.

С 2005 года количество червей в пище стало уменьшаться. Протухшее мясо и испорченные овощи не исчезли, но спрятались под жирным слоем гущи. Иногда давали курагу и сыр, редко — раз в год — свежие фрукты.

Львиная доля денег, выделяемых на пищу для заключенных, шла в карманы чиновников: вместо качественых продуктов они покупали сгнившие, а разницу делили между собой.

Заключенные не жаловались на такой расклад, считая это достойным наказанием. Мы сами гнили в этих стенах душой и телом. Червь недовольства и злости грыз наше психическое и физическое здоровье.

Еще в 99-ом у меня начались проблемы с памятью, печенью и зубами. Я нашел связь между тем, что ем и своим здоровьем. Это не просто размышления.

Чтобы найти причину, я прочел ряд книг и научных статей, содержащих мнения врачей, психологов, социологов, подтверждавших мои предположения.

Конечно, сложно представить еду в качестве исправительной меры. Однако, тем не менее, известно, что для развития и нормального функционирования мозга нужно питаться верно. Нетрудно заключить, что негативное изменение этих функций по причине некачественной еды приведет не только к депрессивному настроению и самочувствию, но также повлияет на характер и действия человека.

Знаменитый греческий врач Гиппократ утверждал, что болезни человека не что иное, как следствие нарушения его питания, привычек и характера. Он говорил: «Ты то, что ты ешь».

С легкой руки новых властей хлебом насущным для заключенных — и не только — занимается сторонняя организация, у которой хорошая репутация и профессионалы высокого класса. Эксперимент продлится 70 дней. И если он оправдает себя, схожие проекты запустят и в других учреждениях.

Что изменится и что уже изменилось? В первую очередь, изменилось человеческое отношение к тем, кого называют отбросами общества. Одно это уже положительно характеризует государство и его лидеров.

Во-вторых, со слов того же начальника учреждения, цель этого проекта не только забота о заключенных, но и об их семьях. Та доля семейного бюджета, которая расходовалась на содержание заключенного, пойдет на улучшение качества жизни его родителей, жены и детей. А я уверен, что чувство благодарности осужденным не чуждо.

Если прежде в самые загруженные дни — по понедельникам и пятницам — количество продуктовых передач достигало нескольких десятков и даже переваливало за сотню, то сегодня их в десять-пятнадцать раз меньше. Да и те в основном не продуктовые, а вещевые.

Понятие «баланда» исчезло. Баландеры (раздатчики баланды) также преобразились. Новые легкие каталки для развоза пищи, новые пищевые емкости вместо ведер, белые халаты, белые перчатки. Они учились произносить непривычные новые названия. На завтрак, обед и ужин — по три-четыре разновидности овощного салата и горячих блюд, молочные продукты, фруктовые напитки, соки, чай, какао.

Если прав старик Гиппократ, то здоровая пища породит здоровый образ мыслей, эмоций и чувств. А там и «свобода нас встретит радостно у входа» [обыгрываются строки из стихотворения А.С. Пушкина «Во глубине сибирских руд»: «Темницы рухнут – и свобода вас примет радостно у входа» — JAMnews].

источник JAMnews

Tekali Taxi