Главная / Армения / Беженцы из Азербайджана могут оказаться на улице из-за документации

Беженцы из Азербайджана могут оказаться на улице из-за документации

В ноябре 2019 года, после 10-летней паузы, правительство Армении впервые выделило средства на сертификаты на покупку квартир беженцам из Азербайджана, проживавшим во временном жилье последние 30 лет. Жилищный вопрос 895 из 2589 семей, признанный приоритетным, предусматривалось решать в порядке первоочередности — отдельно и поэтапно. В 2020 году, в рамках первого этапа, сертификат должны были получить 112 семей, проживающие в общежитиях частных владельцев и не имеющие элементарных удобств (гостиницы «Наири» и «Себастия», общежитие ООО «Интерримини» и т.д.). Часть этих семей уже получила сертификаты, другие пока ждут, кто-то недавно получил письмо об отказе.

Обоснования отказа повторяются. Подавляющая их часть основана на длительном отсутствии бенефициара: согласно Миграционной службе, если в течение последних нескольких лет лицо отсутствовало из страны 183 дня и дольше, оно не считается постоянным жителем Армении, по всей вероятности, имеет иное место жительства, следовательно, не может быть включено в список семей, жилищный вопрос которых решается в порядке первоочередности. Этот общий подход должен был отсеять прописанных во временном жилье, но фактически эмигрировавших или имеющих иное жилье. В некоторых случаях, однако, уравнительный подход коснулся и тех, кто никуда не уезжал и не имеет постоянного места жительства и, как прежде, нуждается в квартире.

В общежитии, принадлежащем ООО «Интерримини», отказ получили трое: двое — из-за «отсутствий», один — по указке Комитета кадастра недвижимости.

Жильцы общежития недовольны: среди отсутствовавших две пожилые женщины, которые уезжали на зиму в Россию, к детям. Там у них нет постоянного места жительства. Одна из них показывает трещины в стене ее комнаты, каменный пол. По ее словам, согреться здесь зимой невозможно. В России женщина пожила пару месяцев сначала у одного ребенка, затем — у другого. Вернулась, когда потеплело. «Они уехали в Россию, потому что не могли оставаться в Армении. Сколько они должны были жить в одной комнате в общежитии, без работы и дохода? Я не прошу поставить на учет и моих эмигрировавших детей, дать им жилье. Но я не эмигрировала, я здесь. Меня никто не предупреждал о том, что я не имею права на передвижение».

Что будет с теми, кого не учла программа, никто не говорит. Это — частное общежитие. После ухода отсюда соседей, по всей вероятности, владелец потребует от оставшихся либо покинуть территорию, либо платить за жилье. Миграционная служба, говорят беженки, с сожалением констатирует, что помочь ничем не может: отказ подтвержден специальной комиссией.

История отказа Маргариты еще запутанней. В ответ на запрос Миграционной службы Комитет Кадастра сообщил, что в начале 90-х женщина была какое-то время прописана в Гюмри и числилась владельцем квартиры. Наличие собственности в прошлом автоматически становится основанием для того, чтобы отменить обязательство государства в вопросе обеспечения жильем. Но женщина никогда не владела имуществом и квартирой: 30 лет она жила с дочерью и сыном в одной из небольших комнат общежития. Говорит, что при помощи справок о коммунальных платежах, а также из детского сада и из школы ребенка может доказать, что постоянно проживала в общежитии «Себастия».

Гюмрийское жилье в начале 90-х на нее записал отец: родом он из Гюмри, дом семьи отца разрушился во время землетрясения, отец стоял в очереди на квартиру и чтобы не потерять это место, перевел жилье на единственного совершеннолетнего ребенка — дочь. Впоследствии, когда его сыновья стали совершеннолетними, он оформил жилье на них. Собеседница говорит, что в глаза этот дом не видела: ни адреса не знает, ни того, как это все проделали в 90-х таким образом, что в Кадастре до сих пор упоминается ее имя.

Семья пытается обжаловать решение об отказе. От Миграционной службы требуют учитывать особенности отдельных случаев вместо того, чтобы применять ко всем один уравнительный стандарт. Служба пока молчит.

Tekali Taxi