Главная / Армения / Супруги погибших полицейских отказываются понимать восстание против гнета правящего режима — дело «Сасна црер»

Супруги погибших полицейских отказываются понимать восстание против гнета правящего режима — дело «Сасна црер»

Судебный процесс по делу «Сасна црер» приближается к концу. На заседании 12 августа прокуроры предложили приговорить членов группы, захватившей в 2016 году полк патрульно-постовой службы в Ереване, к срокам от 8 лет до пожизненного заключения. Сегодня на заседании выступали правопреемники убитых полицейских. Следующее заседание назначено на 30 августа: суд по главе с Месропом Макяном выслушает членов и адвокатов «Сасна црер».

Выступали Арпинэ Товмасян (супруга погибшего Юрия Тепаносяна) и Асмик Восканян (супруга погибшего на территории полка ППС Гагика Мкртчяна).

Арпинэ Товмасян заявила, что «усилия оправдать убийство ложными идеями» направлено на «спасение собственной шкуры», «стремление любой ценой уклониться от справедливости».

«Я рада, что это все скоро закончится, но у меня есть опасения по поводу того, сумеют ли вершители правосудия назначить соразмерное наказание, смогут ли противостоять давлению, игнорировать ложные гуманные призывы, не поддаваться патриотическим бредням о восстании…

Кто ответит за невинную кровь моего мужа, за разрушение целой семьи. Наказание должно быть соразмерным, чтобы победила справедливость, потому что люди, которые сидят на скамье подсудимых, по нашему глубокому убеждению, — преступники и точка. Я требую справедливости», — в частности, заявила Товмасян.

Отметим, что по утверждению членов группы «Сасна црер», которая впоследствии стала партией, они не имеют отношения к смерти двух из 3-х убитых полицейских (в том числе Юрия Тепаносяна): есть свидетельства о том, что они были убиты полицейскими. Данное обстоятельство ни суд, ни орган, осуществляющий производство, не рассматривали.

Отец Юрия Тепаносяна также настаивает на том, что его сына убили не мятежники, а стражи порядка. В суде Ваграма Тепаносяна сегодня не было. Его невестка изначально не разделяла это его мнение: она не верит, что полицейский может убить другого полицейского, и требует самого строгого наказания не только для обвиняемых в убийстве полицейских Смбата Барсегяна и Армена Биляна, но и для других членов группы.

Супруга погибшего на территории полка ППС полицейского Гагика Мкртчяна заявила, что «Сасна црер» стреляли в невинных людей. Асмик Восканян назвала наказание несоразмерно мягким и не соответствующим деянию, характеризующемуся высшей степенью общественной опасности». Она потребовала максимально строгого наказания, предусматриваемого законом.

«На протяжении всего судопроизводства члены группировки, чтобы оправдать свои действия, говорили, якобы они имели право на восстание: конечно, не хотели, чтобы погибли люди, но это случилось, что поделать? Подобные формулировки, такое поведение просто невыносимо. Стреляли в невинных людей, лишили их жизни, в суде это в одном случае выдается за самооборону, в другом — за случайный выстрел, в третьем — преподносится в качестве случая, совершенно не имеющего к ним отношения.

… Восстания в основном происходят против иностранного ига, угнетающего народ, и братоубийственные действия никогда не могут рассматриваться в качестве восстания. События последних лет показали, что не пользующуюся симпатией народа силу можно было устранить, не пролив ни капли крови… Излишне говорить о восстании в условиях смерти безвинных полицейских. По нашему глубокому убеждению, люди, которые сидят на скамье подсудимых, — преступники и точка. Подсудимые, вы жалуетесь на то, что с вами поступают несправедливо, но ведь вы живы и здоровы, вы поступили справедливо с моим мужем? И вы же удивляетесь тому, что правопреемники требуют пожизненного заключения?», — сказала Восканян.

«Сасна црер» утверждают, что единственный полицейский, в которого стреляли мятежники, — это Гагик Мкртчян: на территории полка ППС он получил ранение в руку и, будучи на ногах, был доставлен в больницу, где скончался через три недели после захвата полка. Защита заявляет, что обстоятельства смерти Мкртчяна не были расследованы должным образом.

Родственников убитого полковника Артура Ванояна в суде не было.

После выступлений родных убитых полицейских суд должен был выслушать защиту. Адвокаты «Сасна црер» попросили времени до 30 сентября. Суд удовлетворил ходатайство.

12 августа прокуроры, зачитав обвинительную речь, предложили приговорить Смбата Барсегяна к пожизненному заключению, Армена Биляна — к 21 году лишения свободы, Эдварда Григоряна, Гагика Егиазаряна и Арега Кюрегяна — к 8 годам 6 месяцам, Павла Манукяна и Седрака Назаряна — к 9 годам, Мхитара Аветисяна и Варужана Аветисяна — к 8 годам 9 месяцам тюрьмы.

Помимо убийств полицейских, остальные обвинения члены «Сасна црер» считают политическими. Адвокат Смбата Барсегяна и Армена Биляна, обвиняемых в убийстве полицейских, многократно заявлял, что за прошедшие три года суд не расследовал истинные обстоятельства смерти стражей порядка. Адвокат Мушег Шушанян утверждает: «Сасна црер» не имеет отношения к смерти Гагика Мкртчяна и Юрия Тепаносяна. Есть свидетельства, указывающие на то, что они были убиты своими же коллегами. Суд так и не занялся данным обстоятельством.

По сути, обвинения не изменились: мятежники обвиняются в незаконном хранении оружия в составе организованной группы, захвате средств транспорта, строений с применением опасного для жизни и здоровья насилия, удержании заложников. Помимо этого, Смбат Барсегян обвиняется также в убийстве двух, а Армен Билян — одного полицейского на территории полка ППС.

Члены группы не признают себя виновными и утверждают, что прокуратура, как и прежде, рассматривает их действия вне политических мотивов и контекста. Правозащитники, адвокаты и сторонники группы уверены: «Сасна црер» восстали против власти Сержа Саргсяна и должны быть оправданы; предметом следствия должны стать исключительно обстоятельства смерти трех полицейских. Прокуратура, в свою очередь, заявляет, что предложила минимальные сроки, предусматриваемые за вменяемые им деяния, а заявления о восстании называет «своевольной и искаженной интерпретацией законодательства и норм международного права».

Фото Элизы Мхитарян

Tekali Taxi