Главная / Аналитика / Почему оппозиция не пошла против Эрдогана до конца

Почему оппозиция не пошла против Эрдогана до конца

Спрашивали товарищи, почему оппозиция не пошла против Эрдогана до конца?

Связано это с тем, что Эрдоган, если и перегибает палку, то на ключевые два-три процента. То, что, как минимум, относительное большинство населения поддерживает его — это правда. Причин тому множество, и дело не в глупом сведении всего к исламизму. Эрдоган — это буквально турецкий вариант Путина. Имперскскость, вождизм, эксплуатация памяти турков о социальной реальности в Турции до прихода к власти Эрдогана. Отличие от России лишь в том, что при Эрдогане социальная жизнь стала качественнее не в рамках столицы и Стамбула, а в провинциях, в первую очередь. Где его сейчас и поддерживают. В Турции нажим власти между холодильником и телевизором был, в большинстве случаев, на холодильник. По крайней мере, до сирийского кризиса.

Почему оппозиция не могла начать конфронтацию? Помимо того, что Эрдоган действительно имеет поддержку среди турков из провинции и значительной части курдов, чем не могут похвастаться кемалисты (хотя Индже (Мухаррем Индже, депутат, критик Эрдогана и его партии, кандидат в президенты от левоцентристской, кемалистской Республиканской народной партии, занял второе место — epress.am) пытался перетянуть на свою сторону другую половину курдов, конкурируя в этом больше с HDP (Демократическая партия народов, левая партия, активно отстаивает права национальных меньшинств, в особенности курдов — epress.am), нежели с Эрдоганом, ибо курдский электорат последнего — это религиозное болото и курдские элиты, курды, вписавшиеся в «рынок» в Стамбуле и т.д., после нулевых и т.д.), есть еще несколько моментов.

Союзники кемалистов — умеренные националисты (ультранационалисты в союзе с Эрдоганом, при этом) на гражданскую войну не пойдут. А конфронтация с Эрдоганом в данный момент, при учете того, что военные перестали быть, по крайней мере, сегодня, действующим независимым актором политической жизни Турции, означает гражданскую войну. Турецкий национализм всегда был против «раскачивания лодки» — даже при фантастическом варианте радикальной конфронтации со стороны ататюркистов, националисты из «хороших», их бы не поддержали. При этом сами кемалисты тоже предпочитают создавать или бороться за создание возможности для мягкого противовеса, взамен лобового столкновения. Нужно понимать, что турецкое общество довольно устало от предыдущих бесконечных переворотов и т.д. Эрдоган в этом плане, как и Путин после 90-ых и Чечни, укреплял власть на фоне этих настроений. И плюс холодильник, чего в России при Путине не было (именно в провинциях, если сравнивать с переменами в жизни турецких провинций, развития инфраструктуры и т.д.). Социальная политика при Эрдогане была, это нужно признать, более последовательной в плане социальных лифтов именно в регионах, укрепление турецкой промышленности и т.д. Нужно помнить, что у Турции нет нефти и газа, при этом. Это я пишу для того, чтобы понимать нынешнюю ситуацию в Турции вне поверхностного объяснения всего происходящего в дихотомии «исламизм-светскость». Это далеко не так. Анталия и другие регионы Турции, поддержавшие Эрдогана, далеко не религиозные.

При этом для левых из всего этого ничего позитивного не вытекает. Просто необходимо понимать, что Эрдоган выезжал и выезжает далеко не на одной религии. Среди его сторонников очень много светских имперцев и простых работяг, исходящих из социально-экономической составляющей политики Эрдогана (в ее форме до 2014 года).

К. Л.

Tekali Taxi