Главная / Парламент / Насколько эффективным будет закон о криминальной субкультуре

Насколько эффективным будет закон о криминальной субкультуре

Борьба с криминальной субкультурой обусловлена социальной необходимостью, говорит представитель Минюста Армении. Правозащитница Нина Карапетянц положительно оценивает инициативу властей, однако при этом сомневается в правоохранительных органах, у которых, по ее мнению, могут быть определенные обязательства перед криминальным миром.

Борьба с криминальной субкультурой обусловлена социальной необходимостью, потому что люди, примыкающие к ней, по сути, отклоняются от установленных государством правил поведения и устанавливают свои собственные, которыми и руководствуются. Об этом в ходе обсуждения в понедельник, 2 сентября, заявила глава Департамента по разработке антикоррупционной и уголовно-исполнительной политики при Минюсте Арпи Саргсян.

29 августа правительство Армении одобрило законодательную инициативу, предусматривающую привлечение к уголовной ответственности носителей криминальной субкультуры. На заседании премьер Никол Пашинян особо отметил, что речь о ворах в законе, сходках и других схожих явлениях.

По словам Саргсян, подобные группировки угрожают безопасности общества, так как если внутри государства создаются группировки, которые руководствуются отличными от установленных государством правилами поведения, это представляет угрозу для граждан, общества и насущных интресов государства.

«В рамках криминализирующего создание криминальной субкультуры законопроекта рассматривается четыре поступка: наделение, сохранение или получение высшего статуса в криминальной иерархии, также предусматривается ответственность за создание или руководство криминальной субкультурой, за участие/членство в группировке, относящейся к криминальной субкультуре, и обращение к участнику криминальной субкультуры либо наделенному высшим статусом в криминальной субкультуре.

С точки зрения группировки-носителя субкультуры мы попытались по возможности сохранить принцип правовой определенности и дать формулировки, которые впоследствии помогут соответствующему органу определить, какую группировку следует рассматривать в качестве преступной, и кого нужно рассматривать в качестве человека, наделенного высшим статусом в иерархии.

Несколько слов о понятиях: во-первых, группировка-носитель субкультуры — это объединение лиц с иерархическими межличностными отношениями, которые руководствуются установленными и признанными ими канонами, и эти каноны не соответствуют обязательным правилам поведения, установленным государством, либо как минимум правомерным способам их реализации», — пояснила она.

По мнению главы правозащитной общественной организации «Хельсинкская ассоциация» Нины Карапетянц, борьба с криминальной субкультурой была необходима, так как реальность настолько срослась с криминальными элементами, что отделить одно от другого не представлялось возможным: «Бывшие преступные режимы использовали различные средства, как органы правосудия для достижения своих целей, подавления активных людей, экспроприации, преследования людей, так и криминальные элементы — для удержания своей власти. Самый яркий тому пример — выборы, когда от предвыборного этапа до подсчета голосов и объявления окончательных результатов мы могли видеть, какую активную деятельность разворачивали те же криминальные элементы. А уж об их исключительной роли в уголовно-исполнительных учреждениях можно и не говорить: чаще множество внутренних вопросов решались скорее криминальными элементами, чем администрацией тюрем».

Вследствие этого, заявила правозащитница, их роль увеличилась до того, что они добрались до Национального собрания страны.
Желание нынешней власти бороться с криминальными авторитетами Карапетянц оценивает положительно, однако она ставит под сомнение то, насколько эта борьба осуществима: «В конце концов, внутри субкультуры они способны самостоятельно регулировать какие-то вопросы, мы можем столкнуться с ситуацией, когда криминальный мир, по внутренней договоренности, начнет менять некоторые каноны. Мы просто не будем успевать за ними. Насколько это все реалистично? С чего мы начнем? Очень важно, кто именно задействует этот закон».

По убеждению правозащитницы, правоохранительные органы не только связаны с криминальным миром, но, возможно, имеют определенные обязательства перед ним: «От кого и чего именно мы будем требовать?».

Начальник управления по предотвращению пыток и плохого отношения офиса Омбудсмена Гоар Симонян также отметила важность законопроекта, при этом подчеркнув необходимость наличия других рычагов: «К примеру, мы сложно представляем себе борьбу с криминальной субкультурой в уголовно-исполнительных учреждениях без социальных гарантий для служащих УИУ, пересмотра их зарплат и условий труда. По нашему мнению, в УИУ эта культура процветает из-за наличия благоприятных условий для этого. Если в тюрьмах носителям этой субкультуры легче удается решить возникшие у заключенных проблемы, вероятность, что заключенные обратятся к ее носителю, увеличивается, если законный путь подразумевает больше трудностей».

Глава Департамента по разработке антикоррупционной и уголовно-исполнительной политики при Минюсте согласилась с опасениями, добавив, что проект еще не стал законом: в Национальном собрании могут прозвучать предложения, на основе которых он будет усовершенствован.

Tekali Taxi