Главная / Армения / Как в Армении будет расследоваться «самоубийство» российского военнослужащего

Как в Армении будет расследоваться «самоубийство» российского военнослужащего

4 июля в одной из квартир района Муш во втором по величине армянском городе Гюмри в повешенном состоянии был обнаружен труп контрактника дислоцированной здесь же 102-й российской военбазы, гражданина РФ 20-летнего С. Салихова.

Прокуратура Ширакской области сообщила, что военнослужащий снимал эту квартиру. На месте было найдено письмо. Расследованием уголовного дела, заведенного по статье 110 УК Армении (Доведение до самоубийства), занимается армянская сторона. Другие подробности не сообщаются.

Согласно армяно-российским договорам, расследование преступлений, касающихся российских военнослужащих и произошедших за пределами территории российской военбазы, осуществляется правоохранительными органами Республики Армения. То, что предполагаемым самоубийством российского военнослужащего занимается армянская сторона, соответствует нормам межгосударственных соглашений, отмечает правозащитник Артур Сакунц. Вопрос, по его словам, не в выборе «расследующей стороны», а в ходе расследования.

«Инцидентами вне военной базы всегда занималась армянская сторона. Другой вопрос — насколько она была свободна в своих действиях. Имела ли она реальную возможность осуществлять всестороннее следствие? Были ли ограничены следственные действия или осуществлялись свободно — в рамках закона и исходя из обстоятельств дела?

Естественно, люди, которые могут быть причастны к этому делу, — свидетели, возможные подозреваемые — должны быть допрошены. Следственный орган Армении должен допросить также других военнослужащих российской базы, которые тоже могут иметь отношение к этой смерти. Очень важно понять, как следствие будет проходить на деле», — заявил Сакунц в беседе с Epress.am.

Применение ареста, по словам правозащитника, остается под вопросом. Если появятся подозреваемые, которые склонили к самоубийству или каким-то образом причастны к преступлению, и если они будут военнослужащими российской военбазы, возникает вопрос, будет ли у следственных органов Армении возможность избрать меру пресечения в виде ареста. Если да, останется ли подозреваемый на территории военбазы, как это происходило в других случаях, или он будет переведен в армянскую тюрьму.

«Одно несомненно: если в результате или в ходе предварительного следствия появятся достаточные доказательства и основания для привлечения кого-либо в качестве подозреваемого, если это будет российский военнослужащий и если он останется на территории военной базы, данное обстоятельство в очередной раз существенно снизит эффективность следствия. По крайне мере потому, что это будет означать: мотивы самоубийства связаны с воинской службой, а предполагаемый подозреваемый продолжает оставаться под контролем людей, на которых лежит доля ответственности за произошедшее.

Даже Валерий Пермяков, обвиняемый в жестоком убийстве большой семьи, разбойном нападении, незаконном пересечении государственной границы, провел все предварительное следствие не в тюрьме, а на российской военбазе. Местные правоохранители допрашивали его на российской военной базе. Даже экспертиза места происшествия осуществлялась не в доме Аветисянов, где произошли убийства, а снова — на российской военбазе, по их словам, при помощи макета дома Аветисянов, что, конечно, было абсурдом, а не расследованием.

То есть даже в этом случае, с учетом огласки дела и общественного недовольства, они не разрешили, чтобы следственный орган провел всестороннее, полное и объективное следствие.

Именно в этом контексте я и говорю: важно понять, как будет проходить следствие. В таких случаях правоохранители Армении проявляют сдержанность и поведение, предполагающее возможность уместиться в применяемых российской стороной ограничениях», – отметил правозащитник.

Tekali Taxi