Главная / Аналитика / Есть ли будущее у приверженцев отсталых сил в армянской либеральной утопии

Есть ли будущее у приверженцев отсталых сил в армянской либеральной утопии

Коронавирус стал неприятным напоминанием для международной неолиберальной системы, которая чувствует себя чересчур хорошо. Но более неприятное напоминание — расточаемый налево-направо популизм.

В свете этого провокации, антисоровские выступления Маляна [Нарек Малян — бывший советник экс-начальника полиции Армении] могут вызывать беспокойство. Коронавирус показал хрупкость идеи либерализма, свободы, так как основным способом борьбы с пандемией признали ограничение свободы передвижения. Пандемия повсеместно поставила под вопрос принципы свободы человека, но и рыночный тоталитаризм неолиберализма. В короткие сроки власть перешла от рынка к абсолютной государственной власти.

Коронавирус стимулировал беспрецедентное распространение теории заговоров. Как не вспомнить пьесу Бетховена, в которой говорится: и мой сурок со мною. А коронавирус — с глобализацией. С передвижением людей распространяются технологии, культуры, новые идеи, но также ксенофобия, религиозная и культурная нетерпимость, терроризм. И хорошее распространяется, но мы распространяем также культурных и религиозных крыс и вирусы. А теперь и свои болезни.

Коронавирус может распространиться повсюду, это месть глобальному миру. Это — не красивое высказывание. Когда коронавирус распространяется в одной из стран, он приносит не только болезнь, но и подозрительность, сеет семена теории заговора. Кто создал этот вирус? Американцы, китайцы русские или?.. Вероятно, сложно убедить людей, что, критикуя Сороса, ты не разгадаешь этот серьезнейший вызов.

Я бы хотел поговорить о тех, кто в эти кризисные времена чувствуют себя брошенными и отверженными. И сравнивают себя с обеспеченным, защищенным классом.

Каждый народ имеет свою, условно сформировавшуюся политическую конфигурацию. Свою культурную и социальную картину. У армянского образа жизни своя политическая конфигурация. Это выживание семьи. Это не какой-то извечный принцип, эту идею посеяла в нас Эчмиадзинская Армянская апостольская церковь.

Выживание — это чисто биологическая жизнь. Семья, дети, быт. В нашем случае, в случае армян, Эчмиадзинская Армянская апостольская церковь давно поклоняется этой троице.

Есть то, что выводит человека за пределы этой троицы: литература, искусство, наука. Это силы, выводящие нас за пределы бытовых рамок и придающие жизни смысл.

Человек — не покорно работающий вол.

Капиталистическая перестройка Армении вернула нас к примитивной святой троице Эчмиадзинской Армянской апостольской церкви — семья, дети, быт. Это не значит, что перечисленное — не самое главное. Это самое главное, но полноценная человеческая жизнь подразумевает наличие возможности для искусства, литературы, науки.

Мне известны две общины, превратившие выживание в принцип: армяне и евреи. Религия евреев учит: выживайте, затем Иегова/Яхве поможет, придет спаситель и так далее. На том же источнике основаны армянские религиозные представления.

Либеральный проект спасения Армении и армян кажется альтернативным. Для спасения необходимо модернизироваться.

Армянская жизнь должна быть перестроена по принципам модерна. Были романтики, пытавшиеся защитить армянское крестьянство от модернизации. И заклятыми врагами этой тенденции, согласно теоретикам модерна, являются деревенщины и гопники.

Юрген Хабермас, выражая обеспокоенность процессом демократизации, выдвинул положение о пост-цивилизации. В армянском контексте это означает: с приверженцами Апостольской церкви, Иеговы, харизматами я не могу говорить о демократии иначе, чем с помощью религиозного дискурса. Но необходимо говорить также с деревенщинами и гопниками. А какой дискурс необходим здесь?

Я не отвергаю либеральный дискурс, но этому дискурсу нечего сказать Маляну или ему подобным. Они — лузеры, которых нужно исключить. Как либералы, они, конечно, имеют право отвергать сторонников Маляна в качестве тех, кто использует слова нетерпимости. Такая речь разлагает общество, провоцирует гражданскую войну.

А как быть с инклюзивностью? Это самый болезненный из вопросов модернизации. Как быть с людьми, которые противятся модернизации? Сталин решил его просто: они — единомышленники моего врага Троцкого.

Подобные Маляну — лузеры, на глобальном рынке у них нет тех же шансов, что у либеральных предпринимателей. Они сделали ставку на национальное, авторитарное или еще что-то в этом духе. Что будет с лузерами идеологическими, экономическими, политическими?..

Но, по мне, проблема может вызывать еще большее беспокойство: сколько бы маляны ни служили отсталым, авторитарным силам, они имеют право спросить: а как же мы, лишние в либеральной утопии, что будет с нами? Есть ли у нас будущее? И куда нам идти?..

Вардан Джалоян, культуролог

Tekali Taxi