Главная / Здравоохранение / Карантин на армянском рынке труда

Карантин на армянском рынке труда

Компания «САС Груп» отказывается платить зарплату оказавшимся в вынужденном простое: сотрудников вызывают, вынуждают написать заявление о том, что они берут отпуск за свой счет, в противном случае грозят увольнением. Об этом через Фейсбук сообщила журналистка Асмик Амбарцумян, в посте которой говорится, что попавшие в затруднительное положение звонят в различные госведомства, но проблему никто не решает. Министерство труда и социальных вопросов не отвечает на звонки.

В статье «Оплата за время простоя» действующего Трудового кодекса говорится, что если во время простоя не по вине сотрудника сотруднику не предлагается другая работа, соответствующая его профессии и квалификации, которую он может выполнять без вреда для своего здоровья, то ему за каждый час простоя выплачиваются две трети средней почасовой зарплаты, которую он получал до простоя, однако не меньше предусматриваемой законодательством минимальной почасовой ставки.

На деле принудительный простой оплачивают в основном частные иностранные компании — две трети зарплаты. Как минимум часть местных работодателей пытается обойти данное обязательство: приведенный Амбарцумян пример не единичный случай. Конечно, речь идет не только о малых и средних бизнес-субъектах, которые в условиях карантина из-за коронавируса лишаются ежедневной прибыли и возможности платить работникам, но и о крупных предпринимателях.

К примеру, таких как бывший депутат от Республиканской партии Армении, олигарх Самвел Алексанян. Сотрудники принадлежащего ему швейного цеха, отправленные по домам 17 марта, до сих пор не знают, заплатят им или нет.

Принадлежащий ему же мукомольный завод продолжает свою работу. 18 марта территорию завода впервые продезинфицировали, рядом с умывальником поставили алкогель, раздали сотрудникам медицинские маски, которые люди не сменяют уже третий день.

С 17 марта сотрудники завода (в основном женщины в возрасте) работают в чрезвычайном режиме, в некоторых случаях — по 18-20 часов в сутки. К примеру, 18 марта с 9-ти утра до 3-х ночи. Причем, мужчинам выплатили премии в размере их ежедневной зарплаты (7000 драмов ежедневной з/п + 7000 драмов премии), а женщинам за такое же количество дополнительных часов заплатили меньше половины их ежедневной зарплаты (5000 др. + 2000 др.).

Объявленная в связи с коронавирусом чрезвычайная ситуация ограничивает право работников на забастовку и акции протеста, при этом у работодателей фактически остаются неограниченные «права».

Возможности бороться ограничивает не только вступивший в силу 16 марта режим чрезвычайной ситуации, но и чрезвычайная ситуация, которая десятилетиями действует на местном рынке труда и в условиях которой защита трудовых прав непосредственно связана с угрозой потери работы. В качестве примера можно вспомнить забастовку в гюмрийском швейном цехе «Сасстекс»: ее исключительность заключалась в том, что, осознавая все угрозы, сотрудники, тем не менее, осмелились заявить о проблемах и потребовать решений. Также исключительной ситуация была потому, что протест поддержали и госчиновники. Правда, борьба привела к увольнениям. Других последствий не было.

Трудовая уязвимость в условиях карантина только усиливается.

С 13 марта один за другим стали закрываться учебные и культурные заведения, ряд госведомств, частные офисы, торговые и развлекательные центры. Те, у кого была такая возможность, стали работать дистанционно. В условиях повсеместной самоизоляции без работы остались и занятые в сфере услуг.

Сама по себе чрезвычайная ситуация не обязывала прекратить или сократить объем работы. Предполагалось, что при необходимости эти ограничения будут применены по распоряжению коменданта. Распоряжений все еще нет. Ситуация регулируется призывами. Поступают сообщения о том, что частные работодатели грозят увольнением тем, кто «не явится на работу под предлогом самоизоляции». К примеру, пока входы и выходы из города Эчмиадзин находились под особым контролем, работающие в столице эчмиадзинские строители добирались до Еревана — и добираются по сей день — окольными путями.

То есть работодатель вправе прекратить работу или не прекращать ее, сократить рабочее время или оставить прежним, отправить или не отправить домой пожилых или заболевших.

Госслужащим повезло: закрыли все, что могли. В тех случаях, когда прекратить работу было невозможно, отправляли домой сотрудников выше 60-ти и/или имеющих хронические заболевания, беременных, многодетных матерей. И самое главное: было объявлено, что не будут сокращаться и производиться удержания с зарплат госслужащих.

В частном секторе — на усмотрение работодателя: кто-то начал работать дистанционно или закрылся, некоторые продолжают работать. Одним будут платить, другим — нет.

Тысячи работающих за ежедневную оплату и незарегистрированных сотрудников — официанты, повара, бармены, рабочие, продавцы, няни и т.д. — останутся без зарплаты. Непонятно, на какие средства они будут оплачивать коммунальные услуги, питаться, платить за аренду жилья.

Также непонятно, почему ответственность за незарегистрированность сотрудников падает на самих сотрудников, а не на тех, кто их не зарегистрировал, как то: уклонившихся от уплаты налогов работодателей.

Epress.am обратился в министерство труда и социальных вопросов и Инспекционный орган здравоохранения и труда. «Нам известно о проблеме: они должны платить две трети зарплаты, если, конечно, оформят простой. К незарегистрированным это, к сожалению, не относится. Мы инициировали срочные поправки в Трудовой кодекс. Вскоре сообщим подробности», — ответили в министерстве.

Ответ Инспекционного органа был короче: «Все связанные с коронавирусом и обусловленные им вопросы отправьте коменданту в письменной форме». Отправили. Комендант перенаправил их в Минюст. Ответа все еще нет.

Правительство Армении заявило о намерении оказать содействие экономике, выделив 150 млрд. драмов, 25 млрд. из них пойдут на беспроцентные кредиты для работодателей (выплата зарплаты сотрудников и уплата налогов); еще 30 миллиардов пойдут на «чисто социальную помощь» (какая именно, не уточняется).

Если предположить, что крупный бизнес чтит закон и действительно выплачивает зарплаты оказавшимся в простое сотрудникам, а малый и средний — за неимением достаточных средств в резервном фонде — не в состоянии это сделать, а если и делает, то в результате оказывается на грани банкротства, вероятно, беспроцентные кредиты могли бы частично смягчить ситуацию (и перспективу серьезного перераспределения капитала в поствирусный период). Но оснований для подобных предположений пока нет: олигархи и крупные предприниматели не нуждаются в беспроцентных кредитах, и их стремление не платить там, где они не обязаны, не обусловлено нехваткой средств.

Tekali Taxi