Главная / Аналитика / Необходимая и бессмысленная работа. В дни пандемии можно не лгать о том, что ты болен

Необходимая и бессмысленная работа. В дни пандемии можно не лгать о том, что ты болен

Правительство Великобритании долго сопротивлялось степени серьезности пандемии коронавируса. 19 марта премьер-министр Борис Джонсон сдался и заявил об ограничении в стране общественной жизни.

Всего неделю назад Джонсон заявил, что заразиться должно большинство населения и достичь стадного иммунитета, чем потряс как ученых, так и представления общества о морали. Но 19 марта британское правительство закрыло школы, а 20 марта — все увеселительные заведения. Число инфицированных перевалило за 3200, количество смертей — 144.

Британский премьер-министр заявил, что «привилегии» в сложившейся чрезвычайной ситуации будут иметь только ключевые работники. Школы будут открыты для детей тех, кто выполняет важную работу. Британцы целые сутки пытались угадать, какие работы имеет в виду глава правительства. Во избежание недоразумений правительство опубликовало список первоочередных профессий. В него попали медработники, санитары, соцработники, учителя, производители медицинского оборудования, повара, пожарные, журналисты, полицейские и т.д.

Публикация списка стала для британского социального медиа поводом вспомнить и напомнить о недалеком прошлом — процессе Брексита. В частности, правящие консерваторы при помощи законодательных изменений запретили въезд в Великобританию из Евросоюза этих специалистов, считающихся «необходимыми». 19 марта министр Прити Пател охарактеризовала ключевых сотрудников как не имеющих навыков, в которых Великобритания не нуждается.

В этих обсуждениях британцы упоминают теорию антрополога и анархиста Дэвида Грэбера о бессмысленной, но высокооплачиваемой работе. В интернете пишут, что фактически «необходимая» работа, наконец, дифференцирована от «дерьмовой».

Еще в 2013 году журнал Strike! опубликовал статью о феномене дерьмовых работ, в которой Грэбер объясняет, почему технологический прогресс не привел к сокращению рабочих часов, почему мы не работаем по 3-4 часа в день, как, к примеру, в 1930-х прогнозировал экономист Кейнс.

Технологии действительно взяли на себя большую часть работы человека. Люди, однако, не освобождены, но созданы новые бесполезные рабочие места, в основном административного, бюрократического свойства, которые ничего не производят, не приносят обществу никакой пользы, но делают несчастным работника.

Согласно Грэберу, объяснение у этого явления не экономическое, а политическое: счастливое и имеющее свободное время население представляет угрозу для правящих элит, вспомним хотя бы 60-е, когда людям пришла в голову идея быть свободными и счастливыми. Вдохновленные статьей Грэбера, тысячи людей бросают работу. Организация YouGov проводит соцопрос и выясняет, что 37% британцев и 40% голландцев считают свою работу бессмысленной.

Придуманный Грэбером термин трудно перевести, даже в английском bullshit job нуждается в объяснении и определении. Попробуем понять при помощи этимологизирования.

Bullshit – существительное, дерьмо; глагол — говорить ерунду, фальсифицировать.

«Bullshit работа» не просто плохая работа, тот, кто ее выполняет, знает, что его работа неважна, бессмысленна и даже вредоносна, но он не говорит об этом публично, притворяется, принимает серьезное выражение лица. В армянском это называется «попусту тратить время» [и одновременно — почасовая оплата].

По Грэберу, почасовую оплату получают HR исследователи, координаторы по коммуникации, разработчики финансовой стратегии, корпоративные юристы. Ради занятости людей даже новые индустрии создают, например, телемаркетинг и т.д.

Исчезни волшебным образом какая-либо из этих профессий, ничего катастрофического не случится. Для сравнения: если однажды сотрудники лондонского метро не выйдут на работу, газеты напишут: «Лондон парализован». Об этом не говорится: работа — табуированная тема, не работать предосудительно. Тема о том, что многие не любят свою работу и не упускают случая не пойти на работу, не затрагивается в телевизионных новостях, в лучшем случае — в стендап-комедиях.

В чем причина грусти получающих почасовую оплату? Им неплохо платят, работают они немного. Вопреки утверждениям экономистов, «получение максимальной прибыли с минимальными ресурсами» не первичное желание человека.

Мы имеем дело с психологическим насилием. О каком трудовом достоинстве идет речь, когда человек думает, что его работы не должно было быть? Но людей опечаливает и то, что они лгут. К примеру, телемаркетолог убеждает людей приобрести ненужные товары. Это не просто шарлатанство. В почасовой оплате ложь придумал даже не работник. Он грустит и изливает свою грусть на безработных и людей, которые любят свою работу.

В дни пандемии, когда многие из нас наслаждаются отпуском в виде работы на дому, когда ради этого не нужно лгать о том, что ты болен, когда вы думаете, какие книги почитать, прочтите «Дерьмовые работы» Грэбера или просто подумайте, что вам дает ваша работа.

Анаит Ширинян

Tekali Taxi